Телеграм канал 'ШЕНДЕРОВИЧ'

ШЕНДЕРОВИЧ


5'299 подписчиков
4'294 просмотров на пост

Тексты и реплики

Детальная рекламная статистика будет доступна после прохождения простой процедуры регистрации


Что это дает?
  • Детальная аналитика 249'234 каналов
  • Доступ к 109'260'250 рекламных постов
  • Поиск по 430'320'734 постам
  • Отдача с каждой купленной рекламы
  • Графики динамики изменения показателей канала
  • Где и как размещался канал
  • Детальная статистика по подпискам и отпискам
Telemetr.me

Telemetr.me Подписаться

Аналитика телеграм-каналов - обновления инструмента, новости рынка.

Найдено 29 постов

Магадан и бухта Ногаева
- Наш самолет произвел посадку в городе трудовой славы Магадан.
И не поспоришь.
Двенадцать лет назад кадыровские силовики похитили среди бела дня и убили правозащитницу Наталью Эстемирову. Она была личным врагом Кадырова. Убийцы не найдены, потому что никто их, разумеется, и не искал.
Пропущу две недели эфиров на "Эхе Москвы": лечу на Колыму, по шаламовским и прочим лагерным местам, "Клубом Путешествий" Михаила Кожухова. В четверг, 29 июля (ЕБЖ) - появлюсь, как всегда, на "Эхе".
Нихт волноваться.
Сергей Пархоменко - о выдвижении Елены Русаковой. Москвичи с Юго-Запада, не пропустите редкой возможности проголосовать за приличного человека!
Париж живет без особенной неврастении по поводу своего места в истории. Чего зря пылить, с такой плотностью контекста? Тут жил Дидро, тут похоронен Декарт, отсюда бежал Кальвин, здесь казнил Робеспьер, здесь казнили Робеспьера, тут писал Хемингуэй, за соседним столиком ужинал Пикассо, а площадь назвали, однако ж, именем Сартра... Что поделать, свой. Но и среди своих конкуренция нешуточная!
Впрочем, величие нации достигается различными способами.
Пять минут пешочком от Латинского квартала — и вот тебе уже фонтан с мраморными львами (вечный имперский антураж), а рядом на стене — доска в память о погибших в имперских войнах Франции в двадцатом веке — в Северной Африке и, еще раньше, в Индокитае...
В том числе, поименно — погибших граждан шестого аррондисмана Парижа!
Всё это располагается на улице, что интересно, Бонапарта...
Слышат ли этот парадокс сами парижане? Полагаю, те, кто вешали здесь эти мемориальные доски, — слышали прекрасно. И в самой поименности перечисления погибших (за величие Франции, по версии Бонапарта) мне видится твердо усвоенный урок по предмету «история».
Все мы, каждый из нас, — либо безымянная грязь под имперским сапогом, либо поименные жители всевозможных округов Земли... Шестого ли парижского, Петроградской ли стороны, какого-нибудь Гринвич-Виллиджа...
Безымянных легко пустить в распыл под крики о величии Родины — имена хотя бы заставляют оставшихся задуматься...
И если бы мы однажды посчитали своих павших не с точностью плюс-минус семь «военных» миллионов или плюс-минус двадцать «гулаговских», если бы наши города и веси были завешаны вот такими поименными табличками, — глядишь, меньше бы тянуло орать «Россия, вперед», больше бы думали головой...
Впрочем, вернемся в Париж. Композиция — строгая дама: сказали «а», скажем и «б». Стало быть, либерте, фратерните... А как насчет «эгалите»? Где тут у вас равенство, месье и медам?
Да нигде.
Ни в Париже, ни в других частях света — нет его.
Время, кажется, отшелушило от старого лозунга эту демагогическую шелуху. «Свобода и братство — равенства не будет», — как написал когда-то непрочитанный толком русский поэт Александр Володин.
Равенства не будет, и в двух шагах от дорогого парижского кафе, немым укором цивилизации, стоит суровый маловменяемый клошар с лицом репинского бурлака. И всё, что можно тут сделать, — дать ему несколько сигарет и проследить, чтобы полицейский обращался с ним как с человеком...
Ко дню взятия Бастилии - старый текстик из книги "Координаты в пространстве".
Vive la France, так сказать. Очень, признаться, соскучился...
ИХ НРАВЫ
В Люксембургском саду, у центрального фонтана, снимали кино. Французский понимать было необязательно: камера, мотор, начали!
Рыжая маленькая мадемуазель и длинный обаятельный парень играли сцену любовного свидания.
Играли, на мой вкус, на троечку. В Париже-то было с чем сравнить...
Самая красивая здешняя пара полулежала на травке Пляс де Вош (той самой, которая «по-прежнему квадратна») — нежные, молодые и красивые, как с иллюстрации... И подошла к ним с просьбой дать покурить противная бомжиха. Мне со скамейки было слышно, что пахнет она не шанелью.
Ну, думаю, сейчас погонят пинками.
Нет — приподнялись, поделились спичками, отсыпали горсть табака. Страшно сказать: сограждане... Фратерните, однако!
Не всегда, конечно, фратентите. Один месье, выскочив из-за угла, заехал мне локтем под дых и сам же еще крикнул что-то: мол, не стой на дороге. Пользуясь тем, что нахожусь в Париже, я крикнул в спину месье несколько родных нефильтрованных слов. Полегчало, конечно: русский язык лечит.
Однако ж, возвращаясь к теме фратерните, то бишь братства, — этот дух в Париже жив!
...У кафе «Мистраль» стоял старый клошар с лицом репинского бурлака. Очень серьезный был у дедушки взгляд, с большой социальной претензией! Стоял, сурово смотрел на официанта, годящегося ему во внуки, и что-то бурчал. Официант в наглое рыло не давал, а раз за разом вежливо просил отойти от входа.
Через пару минут навстречу дедушке-клошару поднялась сидевшая в кафе мадам и выдала ему три сигареты — он принял их без благодарности, как должное.
Потом исчез с глаз.
Когда спустя пять минут я покидал кафе, оказалось — дедушка-клошар лежит тут же, за углом, и кочумает чуть ли не головой на проезжей части. Вокруг уже собиралась толпа, и какой-то мужчина вполне зажиточного вида выговаривал полицейскому, что тот не слишком нежно обращался с упавшим. Уж не знаю, что там на самом деле произошло, но бросалось в глаза: рядовой парижанин не боялся полицейского, а ровно наоборот: немолодой ажан (с положительным лицом рабочего-путиловца из советского кино) — не то чтобы оправдывался, но объяснялся с обступившими его недовольными парижанами...
И было понятно, что если у кого-то в этой ситуации могли случиться неприятности, то именно и только у полицейского.
Прошу, что называется, экстраполировать эту сцену на нашего мента — и наших прохожих, которые, забыв про свои дела, остановятся и начнут выговаривать менту за плохое обращение с отечественным бомжом...
Представили? Вот и я про то же.
Продолжая экстраполяцию. Так получилось, что я прилетел в Париж под главный французский праздник. А празднуют они, как вы заметили, не какую-нибудь из побед Наполеона (в честь которых можно было уставить красными числами весь календарь), а годовщину разрушения своей собственной тюрьмы.
Либерте, однако!
Надеюсь, наши внуки будут эдаким образом праздновать день сноса Лубянки... И — мне бы очень хотелось, чтобы праздновали они его похожим образом.
Говоря прямо: по результатам народных гуляний в Париже не было засрано. Не увидел я битых бутылок, брошенных банок, пьяной блевотины, заплеванных тротуаров, зассанных стен. Желающие сравнить — велкам в Пушкинский сквер, а совсем смелых прошу проследовать вечером на Чистопрудный бульвар...
И еще — посреди этого чистого города и по преимуществу приветливых людей (без признаков вырождения на лицах) я ни разу не слышал криков о великой Франции и призывов «Франция, вперед!».
И признаюсь: три этих отсутствия — засранности на улицах, вырождения на лицах и криков о собственном величии — кажутся мне накрепко связанными одной причинно-следственной связью.
Великая страна не нуждается в горлопанах. То есть они, разумеется, есть и тут, но явно не составляют критической массы.
Франция — великая, как говорится, по факту, и давно про себя это знает.
МЕНЮ ОТ КРЕМЛЕВСКОГО ПОВАРА
«Убийцы, как правило, остаются безнаказанными».
В. В. Путин
"Кремлевский повар" Евгений Пригожин подал на меня в суд: ему не понравилось, что я назвал его уголовником и убийцей, - и я его очень хорошо понимаю. Кому ж понравится, когда его называют уголовником и убийцей?
Но войдите и в наше положение, Евгений Викторович, дорогой. Что же нам делать, как же нам называть Вас, если Вы именно уголовник и убийца? Ну хорошо, хорошо: заказчик убийств (это же как минимум, согласитесь.) Как нам всем выйти из этого затруднительного положения?
Вариант первый: вы перестаете быть здешней элитой. Забываете дорогу в казну, перестаете содержать «фабрику троллей», кормить упырей-наемников, организовывать расправы... Вы скрываетесь с наших глаз, чтобы мы забыли о Вашем существовании. И тогда до самого ареста Вас никто не назовет вообще никак.
Вариант второй: нам всем, всему российскому народу, надо заткнуться и лечь ничком от страха перед Вами, советским уголовником и всесильным путинским дружбаном. Именно этот путь Вы, по всей видимости, и имеете в виду своими постоянными исками к журналистам и средствам массовой информации. Своими угрозами - отчасти уже, увы, реализованными…
Но это очень плохой вариант, поверьте. Он даже не рассматривается. Мы себя не на помойке нашли.
Поэтому – по всей видимости, некоторое время все будет обстоять так, как обстоит сейчас. То есть, каждый из нас будет делать то, к чему приспособлен матерью-природой: Вы – безнаказанно шустрить в особо крупных размерах по многочисленным статьям УК РФ, а мы – рассказывать об этом и называть вещи своими именами.
Приближая время, когда правда о Вас и Ваших подельниках начнет принимать очертания судебных решений, - и надеясь дожить до этого времени
Никогда такого не было, и вот опять: наношу ущерб деловой репутации убийц!
Все никак не нанесу, но размеры исков растут...
Web-страница:
Евгений Пригожин подал в суд на «Эхо Москвы» и Виктора Шендеровича из-за слов «убийца» и «уголовник»
Прокремлевский бизнесмен Евгений Пригожин подал в Приморский районный суд Санкт-Петербурга иск к Евгению Белоганову, Виктору Шендеровичу, Алексею Венедиктову, Виталию Рувинскому и ЗАО «Эхо Москвы»
Очередной - "украинский" - исторический экскурс в исполнении Путина по-своему очень информативен. Но не в исторической, разумеется, а в психологической части – для понимания сумрачного внутреннего мира этого персонажа.
И именно в том контексте, о котором я упомянул в последнем «Особом мнении»…
Путин занят собой. Он не хочет помнить себя фигурантом доклада Марины Салье, связным Тамбовской ОПГ и мэра Собчака, шестеркой Березовского и Барсукова-Кумарина, «крышей» и заложником Рамзана Кадырова, ворьем, заказчиком убийств, военным преступником…
Он хочет видеть в зеркале геополитика, мыслителя, русского императора, собирателя славянских земель, борца с западной ересью, скрепу и опору народную…
Это же совсем другое дело!
Тогда – все позволено и оправдано: захват власти, войны, убийства...
Не для себя же!
Историческое предназначение же, не кот нассал.
Волею Господа, ясно вам?
Вот он пишет и пишет херню эту многозначительную, рассыпающуюся при первом прикосновении фактов и логики.
А вы всё историков зовете.
А надо – психиатра.
Вокруг интеграла молча собирались среднеарифметические.
Из записной книжки, свежее:
Раба легко опознать по гордости за хозяина.
Несколько дней назад, - на ступенях Цирка на Цветном бульваре, - племя младое, незнакомое...
- Пойду поссу! – громко сообщил он ей, бросил бычок на мостовую и побрел в "Шоколадницу". Она, на тех же децибелах, одобрила этот план:
- Давай-давай!
И подойдя к столику на террасе, загребла с него горсть пакетиков с сахаром.
Идеальная пара.
Боюсь, мы еще увидим их могучий поздний возраст...
Семь лет назад не стало Валерии Ильиничны Новодворской.
Это был 2014 год - год, когда наружу радостно поперло то темное, что копилось многие годы...
Публикую здесь мой старый текст, написанный в те дни - на память и для сверки ощущений.
САВАННА
Предсказуемый ад в комментариях по поводу смерти Новодворской, я думаю, понравился бы Лере. Ненависть врагов бодрила ее, и она много десятилетий дразнила этот зоопарк своим безупречным человеческим прямостоянием. Надпись на дверях клуба санкюлотов - «Что ты сделал для того, чтобы быть расстрелянным в случае прихода неприятеля?» - была ее ежедневным девизом. Счет желавших ей смерти шел на шестизначные числа.
Ну что же, их можно поздравить.
Нас – нет. В погружении страны пройдена очередная отсечка, ибо раньше такие тексты были привилегией газеты «Пульс Тушина», а такие шутки - нехитрым счастьем отдела юмора газеты «Завтра».
Сегодня этот срам плодят, в том числе, журналисты «Комсомольской правды» и сотрудники государственного информационного агентства. И не будем валять дурака разговорами о том, что они выражают свое личное мнение, - они же не выброшены тут же, с позором, вон из своих редакций, не правда ли?
О, нет.
Они в тренде - и они не маргиналы, в отличие от покойной.
Прочитавшие с гулькин нос книг (и не тех) - громко, на всю страну, празднуют смерть одного из образованнейших людей России. Бактерии шумно отмечают победу над космосом. Шпана, понимающая патриотизм как пропуск в закрома Родины, куражится над безвременным уходом женщины, которая заплатила за свою неразделенную любовь к Отечеству так, как не платил на нашей памяти почти никто.
Особую радость улюлюкающим доставляет отделение гнойной хириргии, в котором умерла Новодворская… Как не пошутить про это!
Можно обсуждать идеологию - зоологию обсуждать не приходится.
Когда пляски над телом врага становятся общественной нормой, а хохот гиены - доминирующей эстетикой, это означает, что человеческая жизнь в саванне подходит к концу. Соболезнование альфа-самца - прямого наследника тех, кто пытал Новодворскую, - только добавляет шарма в этот пейзаж.
Не исключено, что его, конченого циника, самого сметет когда-нибудь эта зоология, которую он так много лет культивировал для борьбы с нами. Даже почти наверняка и сметет (на прошлом историческом витке шариковы в конце концов съели швондера), - да только борменталям от этого не легче.
Хохот и улюлюканье несутся над телом Новодворской по просторам свободного фейсбука. Это Валерия Ильинична Новодворская в последний раз послужила России.
Своей смертью она еще раз предупредила нас о смертельной опасности, нависшей над нами.

Найдено 29 постов