Телеграм канал 'У костерка'

У костерка


1'460 подписчиков
571 просмотров на пост

Военные байки, истории, воспоминания.

Каждый день новые. Смешные, удивительные, безумные, трогательные.

Присылайте вашу историю на ukosterka@mail.ru

Детальная рекламная статистика будет доступна после прохождения простой процедуры регистрации


Что это дает?
  • Детальная аналитика 194'857 каналов
  • Доступ к 72'375'698 рекламных постов
  • Поиск по 275'828'431 постам
  • Отдача с каждой купленной рекламы
  • Графики динамики изменения показателей канала
  • Где и как размещался канал
  • Детальная статистика по подпискам и отпискам
Telemetr.me

Telemetr.me Подписаться

Аналитика телеграм-каналов - обновления инструмента, новости рынка.

Найдено 10 постов

Самое начало 60-х.
Моего отца – молодого, неженатого лейтенанта – двухгодичника, служба забросила в Красный Туркестан близ города Мары.
Они строили там военные аэродромы.
Вот прошла неделя на новом месте, вторая, отец втянулся, наладил службу вверенного ему взвода и как-то однажды жарким вечером, сам себе задал простой и логичный вопрос: - «А чем бы мне заняться в свободное от службы время, чтобы не сойти с ума?»
И действительно, вопрос был не праздный. Всю солдатскую библиотеку (все 12 книг) отец перечитал за неделю, телеканалы в их пустыню не долетали, радиопередачи долетали, но они были либо на туркменском языке, либо на русском для туркменов, что в общем-то одно и то же.
Днем +50 ночью +30 – вот, собственно и все тамошние развлечения.

Отец, как очень умный человек, конечно же понимал, что умному человеку никогда скучно не бывает, но тут даже он сдался, признал себя дураком и обратился к офицерам – своим товарищам по оружию:
- Мужики, а чем вы тут вообще после службы занимаетесь?
Офицеры посмотрели на отца, как на маленького и ответили:
- Ну, так мы на озеро ходим, рыбу ловим. А ты что, не знал?
- Что? Тут и озеро есть?
- Пс-с-с-р-р-р, конечно есть. Ты что, вообще не в курсе? Оно не близко, правда, и не очень большое, но ничего, ловить можно.
Отец мой никогда особым рыбаком не был, но выбирать не пришлось, уж лучше рыбу ловить, чем… за термометром следить.
Выпросил он у товарищей три метра лески, крючок и грузик, а поплавок сварганил сам. Оторвал от наглядных пособий подходящей длины рейку и отправился на далекое, загадочное озеро.
Озеро оказалось совсем небольшим и экскаваторо-творным.
В диаметре метров пять всего.
На берегах сидели очень сосредоточенные рыбаки человек семь-восемь (от лейтенанта и до майора - командира части) они не отрываясь смотрели на свои мертвые поплавки торчащие из глинистой воды и изнывали от жары и отсутствия клева.
Отец сказал:
- Здражлаю, разрешите присоединиться?
Майор замахал руками:
- Че ж ты так орешь, лейтенант? Всю рыбу напугаешь. Садись, только молча.
Новый рыбак сказал: -«виноват»,
развернул свою лихую рейку и тоже сел на берегу.
Прошел час, никакой поклевки ни у кого не наблюдалось.
Прошел второй, то же самое, и тогда отец шепотом, осторожно поинтересовался у соседа:
- А вообще рыба тут есть?
- Ну, конечно же есть, иначе мы бы тут не сидели. Только меньше разговаривай, она этого не любит.

Прошел третий, четвертый час, отец хотел уже сматывать рейки, как вдруг у него клюнуло.
Новичкам везет, р-р-раз и над водой взлетела малюсенькая трепыхающаяся тюлечка.
Офицеры завистливо зацокали языками:
- В первый раз и сразу щуку поймал.
- Да, точно - она, щука, что-то давно никто щуку не ловил.

Отец снял с крючка несчастную рыбку и подумал: - «какая же это щука? Она ведь размером меньше пачки папирос, да и не похожа совсем, но ничего, наш казарменный кот обрадуется и этому»

Спорить со знатоками не стал, а набрал в специально приготовленную трехлитровую банку мутной воды, бросил туда свой улов, тихо попрощался с обществом и пошел домой.
За его спиной воцарилась какая-то странная тишина и наконец майор громко сказал:
- Товарищ лейтенант, я не понял, а куда это вы направились?
- Домой, товарищ майор …А?
- Да нам все равно куда вы идете, только щуку зачем утащили? Мы ведь тоже ловим.
- Так…А?
- Вы что думали, поймал рыбку и пошел с ней домой? Нет, дорогой, тут в озере рыб пять штук на всех, отставить, «Пираньи» уже нету, сдохла. Получается четыре штуки (майор стал загибать пальцы) : «Лещ», потом ваша «Щука», «Сом» и «Акула». Да, четыре.
Так что верните поскорее Щуку на базу пока она тоже не сдохла…

…Вот с тех пор мой отец как-то совсем подохладел к рыбалке…

(C) storyofgrubas
Советское торговое судно зашло на погрузку в один из японских портов.
Бравый матрос решил попробовать капиталистическое средство борьбы с тараканами и зашёл в ближайшую лавку. Уж какими там жестами он объяснил местному торговцу чего ему нужно, история умалчивает. Но, в конце концов, перед ним выставили два баллончика, и была написана цена. Чтобы не тратить зря валюту, матрос поделил цену пополам, честно расплатился и забрал один. Японец ругался, пытался всучить второй баллончик и получить полную стоимость, но матрос остался непреклонен, послал ко всем херам эксплуататора рабочего класса и ушёл на корабль. Там он щедро опрыскал каюту и занялся своими прямыми обязанностями. Вернувшись вечером в каюту матрос открыл дверь, крикнул, закрыл, открыл, снова крикнул, забрал баллончик, закрыл и кроя старым добрым крепким корабельным матом всю капиталистическую сволочь пошёл к переводчику. Выяснилось, что средство состоит из двух компонентов: приманки и яда. На экскурсию в каюту сходила вся команда, никому до этого и в голову не могло прийти, что в такую маленькую комнату может убраться столько тараканов.
(С) Прохор
Когда я служил в армии, у нас тоже была гауптвахта. А заведовал той гауптвахтой старший прапорщик Жуйков, в прошлом мастер спорта по боксу, тяжеловес, а ныне алкаш. Но, несмотря на хронический алкоголизм, удар товарищ страшный прапорщик имел мощнейший. И потому, когда кто-то из сидящих на губе солдат проявлял признаки непонимания политики партии или начинал качать права, Жуйков его не бил. Он просто вручал ему боксерские перчатки и вызывал на трехминутный поединок. От нокаута никто не уходил. Притом финальный сокрушительный удар прапорщик-садист наносил буквально на последних секундах боя, растягивая удовольствие. Не избежал сей участи и автор этих строк. Истории известно лишь два случая, когда для солдата поединок с Жуйковым не закончился нокаутом. Первый случай стал легендой гауптвахты. Солдат ВЫСТОЯЛ все три минуты, даже смог провести пару-тройку ударов и уклонился от финальной убийственной серии. Жуйков в конце пожал ему руку и на следующий день освободил за образцовое поведение. Но второй случай стал легендой бригады. На губу привезли невысокого, но крепкого паренька, едва принявшего присягу и рванувшего на радостях в самоход. Повод вызвать солдатика на бой нашелся довольно скоро. Жуйков завязал обреченному перчатки, дал несколько отеческих советов, как лучше защищаться и как бить, и поединок начался. Начался как обычно, с серии "разминочных" ударов Жуйкова, от которых, впрочем, солдатик как-то ловко ушел. Что было потом, зрители, специально выведенные из камер для вящего педагогического эффекта, не совсем
поняли. Паренек резко приблизился к прапорщику и прапорщик рухнул на бетонный пол. Нокаут был классический. Притом не просто нокаут, а отличное сотрясение мозга, прапорщик ходил, пошатываясь, и тряся головой, недели две. Выяснилось, что этот парнишка должен был попасть в спортроту, но что-то там недоглядели и послали в нашу бригаду. Ошибку, конечно, исправили, ибо разбрасываться призерами юношеских соревнований по боксу, да еще имеющими нокаутирующий удар левой, в армии не привыкли... Больше Жуйков солдат на бой не вызывал.
Рассказывает о ВОВ Генерал-Полковник Иван Михайлович Чистяков

«Приносит мне председатель трибунала бумагу: «Подпишите, Иван Михайлович! Завтра в 09:00 хотим новобранца у Вас тут перед строем расстрелять». – За что, спрашиваю, расстрелять? – «Бежал с поля боя. Всем другим трусам в назидание».

А я эти расстрелы, скажу тебе, терпеть не мог. Я же понимаю, что этот молокосос вчера за материну юбку держался, дальше соседней деревни никогда не путешествовал. А тут его вдруг схватили, привезли на фронт, не обучив как следует, и сразу под огонь.

Я ведь тоже (даже в книжке своей об этом пишу) с поля боя по молодости бегал. И не раз, пока дядя (я под его началом был) своими руками пристрелить не пообещал – и я был уверен, что пристрелит. Это же стра-а–ашно! Взрывы, огонь, вокруг тебя людей убивают, они кричат: с разорванными животами, с оторванными ногами-руками... Вроде и мысли в голове о бегстве не было, а ноги тебя сами несут, и всё дальше и дальше.
Ох, как же трудно со своим страхом справиться! Огромная воля нужна, самообладание, а они с опытом только приходят. С ними люди не родятся.

И вот этого мальчишку завтра в 09:00 возде моего КП убьют перед строем...

Спрашиваю председателя трибунала: «А вы разобрались во всех деталях его воинского преступления?» Тот мне: «А чего тут разбираться? Бежал – значит, расстрел, о чём тут ещё можно разговаривать? Всё ясно.»

Говорю: «А вот мне не ясно из твоей бумаги: куда он бежал? Направо бежал, налево бежал? А, может быть, он на врага бежал и хотел других за собой увлечь! А ну, сажай свой трибунал в машину и следуй за мной – поедем в эту часть разбираться».

А чтобы в эту часть проехать, нужно было обязательно пересечь лощину, которая немцем простреливалась. Ну мы уже приспособились и знали, что
если скорость резко менять, то немецкий артиллерист не сможет правильно снаряд положить: один обычно разрывается позади тебя, другой впереди, а третий он не успевает – ты уже проскочил.

Ну вот выскочили мы из-за бугра и вперёд. Бах-бах, - пронесло и на этот раз. Остановились в перелеске, ждём – а трибунала-то нашего нет, не едут и не едут.
Спрашиваю шофёра: «Ты точно видел, что немец мимо попал?» - «Точно, говорит – оба разрыва даже не на дороге были!»

Подождали мы их с полчаса и поехали дальше сами. Ну всё я там выяснил, насчёт новобранца: бежал в тыл, кричал «Мама», сеял панику итд. Поехали обратно.

Приезжаем на КП. «Что случилось с трибуналом?»,- спрашиваю. – «Ничего не случилось»,- мне говорят. «Они сейчас в столовой чай пьют».

Вызываю командира комендантского взвода, приказываю немедленно доставить трибунал ко мне. Через пять минут приводят ко мне эту троицу. Один ещё печенье дожёвывает. Спрашиваю: «Куда вы делись? Почему не ехали за мной, как я приказал?»
- «Так ведь обстрел начался, товарищ Генерал-Полковник, поэтому мы назад и повернули.»

Говорю им: «Обстрел начался, значит, бой начался. А вы меня бросили в этом бою, струсили. Кто из вас законы военного времени знает? Что полагается за оставление командира в бою и бегство с поля боя?»
Побелели. Молчат. Приказываю командиру комендантского взвода: «Отберите у этих дезертиров оружие! Под усиленную охрану, а завтра в 09:00 расстреляйте всех этих троих перед строем!» Тот: «Есть! Сдать оружие! На выход!»

В 3 часа ночи звонит Хрущёв (член Военного Совета нашего фронта). «Иван Михайлович, ты что вправду собираешься завтра трибунал расстреливать? Не делай этого. Они там уже Сталину собрались докладывать. Я тебе прямо завтра других пришлю взамен этого трибунала».

«Ну уж нет,- я Хрущёву говорю. – Мне теперь никаких других не нужно! Только этих же хочу.» Тот засмеялся, говорит: «Ладно, держи их у себя, раз хочешь».

И вот аж до самого конца войны мне ни одного смертного приговора больше на подпись не приносили.
(С) Vladimir Dounin
Дело было на крайнем Севере, на острове Врангеля. Остров примечателен разными особенностями, но к данной истории имеют отношение всего две:
во-первых на острове живут только метеорологи и пограничники, а во-вторых на острове лето длится ровно две недели, за которые тундра успевает расцвести (правда, очень красиво) и отцвести. А все остальное время там снег.
В очередной раз на погранзаставу прибыли после учебки новые бойцы. И оказался среди них художник, даже краски с кисточками с собой привез.
Рисовал он действительно классно - ну дар у пацана; удивительно, что его при штабе округа не оставили. Порисовал он недельку наброски, наглядную агитацию всю в порядок привел, естественно, и даже пару портретов карандашных замастырил. Круто. НЗ (начальник заставы) ему и говорит: "Слушай, у нас вон в столовой стена свободная, так, может, ты там изобразишь чего? Ну типа панно или картину во всю стену,а?" А чего ж не изобразить, осень глубокая (читай - перманентная зима) на дворе, даже наряды на прибойку - и те редко ходят, а тут - дело. Да еще и творческое. Парняга подошел к заданию с полной ответственностью - стенку загрунтовал олифой или там еще чем, отгродился от помещения столовой простынями, - ну, блин, чистый Cикейрос. Причем никто, повторяю, никто на заставе не подглядывал, чего он там рисует (хотя могли, конечно); развлечений в коллективе из двадцати шести человек крайне мало, поэтому все по-честному ждали праздника. И вот праздник наступил.
Весь личный состав, включая НЗ, зампала и старшину собрался на ужин и мастер, гордым движением сдернув простыни, явил миру свой шедевр размером два с половиной на четыре метра. Действительно, нарисовано было классно - снег с фиолетовыми тенями, полярное сияние, в этом снегу отражающееся, заиндевевшие пограничники, остановившиеся взглянуть в сторону противника...
И тут в тишине раздался голос НЗ: "$% твою мать, ты бы лучше травку нарисовал, березки, а то на эту хренотень уже смотреть тошно!!"

Художника чуть не убили. Но картина осталась. Искусство вечно!
(С) Alex
[3/3] Продвигавшийся сквозь тьму, морок, боль, голод и жажду отряд русских... солдат? Призраков? Святых войны? столкнулся с рвом, через который нельзя было переправить пушки, а без пушек штурм следующей, еще более лучше укрепленной крепости Мухраты, не имел ни смысла, ни шансов. Леса, чтобы заполнить ров, рядом не было, не было и времени искать лес - персы могли настигнуть в любую минуту. Четыре русских солдата - один из них был Гаврила Сидоров, имена остальных, к сожалению, мне не удалось найти - молча спрыгнули в ров. И легли. Как бревна. Без бравады, без разговоров, без всего. Спрыгнули и легли. Тяжеленные пушки поехали прямо по ним.
Из рва поднялись только двое. Молча.

8 июля отряд вошел в Касапет, впервые за долгие дни нормально поел, попил, и двинулся дальше, к крепости Мухрат. За три версты от нее отряд в чуть больше сотни человек атаковали несколько тысяч персидских всадников, сумевшие пробиться к пушкам и захватить их. Зря. Как вспоминал один из офицеров: "Карягин закричал: «Ребята, вперед, вперед спасайте пушки!»
Видимо, солдаты помнили, КАКОЙ ценой им достались эти пушки. На лафеты брызнуло красное, на это раз персидское, и брызгало, и лилось, и заливало лафеты, и землю вокруг лафетов, и подводы, и мундиры, и ружья, и сабли, и лилось, и лилось, и лилось до тех пор, пока персы в панике не разбежались, так и не сумев сломить сопротивление сотни наших.
Мухрат взяли легко, а на следующий день, 9-го июля, князь Цицианов, получив от Карягина рапорт: "Мы все еще живы и три последние недели заставляем гоняться за нами половину персидской армии. P.S. Борщ в холодильнике, персы у реки Тертары", тут же выступил навстречу персидскому войску с 2300 солдат и 10 орудиями. 15 июля Цицианов разбил и прогнал персов, а после соединился с остатками отрядами полковника Карягина.

Карягин получил за этот поход золотую шпагу, все офицеры и солдаты - награды и жалованье, безмолвно легший в ров Гаврила Сидоров - памятник в штаб-квартире полка.
(с) Денисыч
[2/3] На офицерском совете были предложены два варианта: или мы остаемся здесь все и умираем, кто за? Никого. Или мы собираемся, прорываем персидское кольцо окружения, после чего ШТУРМУЕМ близлежащую крепость, пока нас догоняют персы, и сидим уже в крепости. Там тепло. Хорошо. И мухи не кусают. Единственная проблема - нас по-прежнему десятки тысяч караулят, и все это будет похоже на игру Left 4 Dead, где на крошечный отряд выживших прут и прут толпы озверевших зомби.
Left 4 Dead все любили уже в 1805-ом, поэтому решили прорываться. Ночью. Перерезав персидских часовых и стараясь не дышать, русские участники программы "Остаться в живых, когда остаться в живых нельзя" почти вышли из окружения, но наткнулись на персидский разъезд. Началась погоня, перестрелка, затем снова погоня, затем наши наконец оторвались от махмудов в темном-темном кавказском лесу и вышли к крепости, названной по имени близлежащей реки Шах-Булахом. К тому моменту вокруг оставшихся участников безумного марафона "Сражайся, сколько сможешь" (напомню, что шел уже ЧЕТВЕРТЫЙ день беспрерывных боев, вылазок, дуэлей на штыках и ночных пряток по лесам) сияла золотистая аура 3,14здеца, поэтому Карягин просто разбил ворота Шах-Булаха пушечным ядром, после чего устало спросил у небольшого персидского гарнизона: "Ребята, посмотрите на нас. Вы правда хотите попробовать? Вот правда?".
Ребята намек поняли и разбежались. В процессе разбега было убито два хана, русские едва-едва успели починить ворота, как показались основные персидские силы, обеспокоенные пропажей любимого русского отряда. Но это был не конец. Даже не начало конца. После инвентаризации оставшегося в крепости имущества выяснилось, что еды нет. И что обоз с едой пришлось бросить во время прорыва из окружения, поэтому жрать нечего. Совсем. Совсем. Совсем. Карягин вновь вышел к войскам: -Друзья, я знаю, что это не безумие, не Спарта и вообще не что-то, для чего изобрели человеческие слова. Из и так жалких 493 человек нас осталось 175, практически все ранены, обезвожены, истощены, в предельной степени усталости. Еды нет. Обоза нет. Ядра и патроны кончаются. А кроме того, прямо перед нашими воротами сидит наследник персидского престола Аббас-Мирза, уже несколько раз попытавшийся взять нас штурмом. Слышите похрюкивание его ручных уродов и хохот наложниц?
Это он ждет, пока мы сдохнем, надеясь, что голод сделает то, что не смогли сделать 40 000 персов. Но мы не сдохнем. Вы не сдохнете. Я, полковник Карягин, запрещаю вам дохнуть. Я приказываю вам набраться всей наглости, которая у вас есть, потому что этой ночью мы покидаем крепость и прорываемся к ЕЩЕ ОДНОЙ КРЕПОСТИ, КОТОРУЮ СНОВА ВОЗЬМЕМ ШТУРМОМ, СО ВСЕЙ ПЕРСИДСКОЙ АРМИЕЙ НА ПЛЕЧАХ. А также уродами и наложницами.
Это не голливудский боевик. Это не эпос. Это русская история, птенчики, и вы ее главные герои. Выставить на стенах часовых, которые всю ночь будут перекликаться между собой, создавая ощущение, будто мы в крепости. Мы выступаем, как только достаточно стемнеет!
Говорят, на Небесах когда-то был ангел, отвечавший за мониторинг невозможности. 7 июля в 22 часа, когда Карягин выступил из крепости на штурм следующей, еще большей крепости, этот ангел умер от о3,14зденения. Важно понимать, что к 7 июля отряд беспрерывно сражался вот уже 13-ый день и был не сколько в состоянии "терминаторы идут", сколько в состоянии "предельно отчаянные люди на одной лишь злости и силе духа движутся в Сердце Тьмы этого безумного, невозможного, невероятного, немыслимого похода".
С пушками, с подводами раненых, это была не прогулка с рюкзаками, но большое и тяжелое движение. Карягин выскользнул из крепости как ночной призрак, как нетопырь, как существо с Той, Запретной Стороны - и потому даже солдаты, оставшиеся перекликаться на стенах, сумели уйти от персов и догнать отряд, хотя и уже приготовились умереть, понимая абсолютную смертельность своей задачи.
[1/3] Поход полковника Карягина против персов в 1805-ом году не похож на реальную военную историю. Он похож на приквел к "300 спартанцев" (40 000 персов, 500 русских, ущелья, штыковые атаки, "Это безумие! - Нет, блять, это 17-й егерский полк!"). Золотая страница русской истории, сочетающая бойню безумия с высочайшим тактическим мастерством, восхитительной хитростью и ошеломительной русской наглостью. Но обо всем по порядку.

В 1805 году Российская Империя воевала с Францией в составе Третьей коалиции, причем воевала неудачно. У Франции был Наполеон, а у нас были австрийцы, чья воинская слава к тому моменту давно закатилась, и британцы, никогда не имевшие нормальной наземной армии. И те, и другие вели себя как полные мудаки и даже великий Кутузов всей силой своего гения не мог переключить телеканал "Фэйл за фэйлом". Тем временем на юге России у персидского Баба-хана, с мурлыканием читавшего сводки о наших европейских поражениях, появилась Идейка.
Баба-хан перестал мурлыкать и вновь пошел на Россию, надеясь рассчитаться за поражения предыдущего, 1804 года. Момент был выбран крайне удачно - из-за привычной постановки привычной драмы "Толпа так называемых союзников-криворуких-мудаков и Россия, которая опять всех пытается спасти", Петербург не мог прислать на Кавказ ни одного лишнего солдата, при том, что на весь Кавказ было от 8 000 до 10 000 солдат.
Поэтому узнав, что на город Шушу (это в нынешнем Нагорном Карабахе. Азербайджан знаете, да? Слева-снизу), где находился майор Лисаневич с 6 ротами егерей, идет 40 000 персидского войска под командованием Наследного Принца Аббас-Мирзы (мне хочется думать, что он передвигался на огромной золотой платформе, с кучей уродов, фриков и наложниц на золотых цепях, лайк э факин Ксеркс), князь Цицианов выслал всю подмогу, которую только мог выслать. Все 493 солдата и офицера при двух орудиях, супергерое Карягине, супергерое Котляревском и русском воинском духе.
Они не успели дойти до Шуши, персы перехватили наших по дороге, у реки Шах-Булах, 24 июня. Персидский авангард. Скромные 10 000 человек. Ничуть не растерявшись (в то время на Кавказе сражения с менее чем десятикратным превосходством противника не считались за сражения и официально проходили в рапортах как "учения в условиях, приближенных к боевым"), Карягин построил войско в каре и целый день отражал бесплодные атаки персидской кавалерии, пока от персов не остались одни ошметки. Затем он прошел еще 14 верст и встал укрепленным лагерем, так называемым вагенбургом или, по-русски, гуляй-городом, когда линия обороны выстраивается из обозных повозок (учитывая кавказское бездорожье и отсутствовавшую сеть снабжения, войскам приходилось таскать с собой значительные запасы).
Персы продолжили атаки вечером и бесплодно штурмовали лагерь до самой ночи, после чего сделали вынужденный перерыв на расчистку груд персидских тел, похороны, плач и написание открыток семьям погибших. К утру, прочитав присланный экспресс-почтой мануал "Военное искусство для чайников" ("Если враг укрепился и этот враг - русский, не пытайтесь атаковать его в лоб, даже если вас 40 000, а его 400"), персы начали бомбардировать наш гуляй-город артиллерией, стремясь не дать нашим войскам добраться до реки и пополнить запасы воды. Русские в ответ сделали вылазку, пробились к персидской батареи и повзрывали ее нахрен, сбросив остатки пушек в реку, предположительно - с ехидными матерными надписями.
Впрочем, положения это не спасло. Провоевав еще один день, Карягин начал подозревать, что он не сможет перебить всю персидскую армию. Кроме того, начались проблемы внутри лагеря - к персам перебежал поручик Лисенко и еще шесть засранцев, на следующий день к ним присоединились еще 19 хиппи - таким образом, наши потери от трусливых пацифистов начали превышать потери от неумелых персидских атак. Жажда, опять же. Зной. Пули. И 40 000 персов вокруг. Неуютно.
Про хорошего парня.
Учился я в одном славном московском ВУЗе в начале 90-х. И был у нас в группе парень, назовем его Вова, тем более, что так его и звали на самом деле. Внешне Вова был простой добрый малый, кг 105 весом, кругленький, веселый, нормальный пацан. Однако при более близком знакомстве всплывала его богатая на события и приключения жизнь.
Вова был вечный студент и наш институт был у него шестым. До этого он приобретал знания в различных городах и по совершенно разным специальностям, и на журналиста учился, и в педагогическом, в политехе какой-то Тмутаракани, говорят, даже в Литературный институт поступал, наконец, приехал в Москву изучать теоретическую физику. В 27 лет. А до лихой студенческой жизни занимался спортом (боксом), дотянул до мастера спорта в тяжелом весе и в армии попал в какой-то из спецназов и 2 года бегал по болотам Восточной Сибири. Из армии он вынес настоящий пофигизм и жизнерадостность плюс отвращение к спорту и любой физической нагрузке, я думаю, это многим знакомо :-).
Всех интересует, конечно, не как Вова учился, а как он пил. А он практически и не пил. То есть он в компании поглощал эквивалентную положенную дозу, но когда братья по разуму уползали спать или становились персонажами других историй, он был ни в одном глазу и спокойно шел читать учебник по квантовой механике. Бутылка водки на него не влияла, а пить больше других не позволяла студенческая солидарность, так что пьяным Вову никто не видел.

Ну, это была предыстория. А теперь сама амбула.

Лето, жаркая ночь, студенческий лагерь отдыха, берег Волги. В лагере на берегу есть домики, а есть стоящий на приколе старый пароход, в котором в каютах тоже живут студенты. И вот случилось ЧП: Вова пришел в каюту к девушкам и напился. Так как это были первокурсницы и разделить ложе с Вовой никто не планировал, то они попросили его уйти. Он засмеялся и не ушел. Они все вместе попросили. Он не ушел. Потом они били его вчетвером тапочком и тащили к двери, но, как сами понимаете, настроение у Вовы повышалось, а вот мысли уйти даже не появилось. Расстроенные девки пошли искать дежурного по лагерю, и, о счастье, в этот вечер дежурила сборная по самбо во главе с Тренером, бывшим чемпионом СССР, который и до сих пор был на голову сильнее любого в своей секции.
Тренер (одному из своих самбистов, самому младшему): «Так, Леша, пойдешь и аккуратно, я подчеркиваю, аккуратно выведешь Вову и проводишь его домой». Леша уходит пружинистой спортивной походкой, но возвращается неожиданно быстро с порваной футболкой и из его путаного рассказа выходило, что, войдя в номер, он поскользнулся на банановой кожуре и упал, стукнувшись об стенку спиной и носом одновременно.
Тренер почесал репу и сказал: «Так, ребята, пойдете втроем и постарайтесь ничего не повредить из пароходного инвентаря». Три больших самбиста, среди которых парень с кличкой Непотопляемый Шкаф, ушли в сторону каюты.
Процессия из Тренера, девушек и примкнувших любопытных к этому моменту достигла места действия и дальнейшее я видел своими глазами. Трое вошли в номер и закрыли дверь. С минуту из номера доносились их убеждающие голоса и смех Вовы, потом звук перемещающихся стульев, стола, пыхнетье, сопенье и громовые удары о стены и дверь. Все ждали развязки и она наступила. Как Вова умудрялся передавать им столько кинетической энергии - непонятно, но из двери они вылетали. На их лицах светилось счастье: Живой!
Повисла тишина. Все посмотрели на Тренера. «Слабаки» - сказал Тренер и вошел внутрь. Судя по звуку, проломили дверцу шкафа и как бегемоты передавили все стулья. Дверь каюты несколько раз открывалась и тут же с грохотом захлопывалась. Наконец, шум стал стихать. Прошло 10 минут. Из дверей вышел Тренер и сказал: «Ну, что вы пристали к человеку? Хороший парень, пусть сидит...»

(С) oliver
На военном судоремонтном заводе у причала стоял корабль. На причале около него стояла корабельная бочка с белой краской. Когда корабль уходил после окончания ремонта, боцман забрал на борт эту бочку с оставшейся краской.
Но на асфальте от обода бочки остался четкий ровный белый круг...

Когда спустя три года корабль снова подошёл к этому причалу, боцман, сойдя с трапа, наблюдал такую картину: молодой лейтенант учил матросов, как аккуратно подрисовывать ровные очертания того самого круга, который оставила на причале бочка.
Боцман на всякий случай поинтересовался:
- А зачем нужен этот круг?
- А хрен его знает! - ответил лейтенант. - Мы его уже три года подрисовываем.
(С) Леонид Хлыновский

Найдено 10 постов