Телеграм канал 'The Гращенков'

The Гращенков


72'519 подписчиков
26'664 просмотров на пост

Канал политолога Ильи Гращенкова, президента Центра развития региональной политики (ЦРРП). Формируем политическую повестку.
Для связи по вопросам сотрудничества
[email protected] @ilyagraschenkov

Детальная рекламная статистика будет доступна после прохождения простой процедуры регистрации


Что это дает?
  • Детальная аналитика 5'296'841 каналов
  • Доступ к 1'533'798'153 рекламных постов
  • Поиск по 4'426'168'010 постам
  • Отдача с каждой купленной рекламы
  • Графики динамики изменения показателей канала
  • Где и как размещался канал
  • Детальная статистика по подпискам и отпискам
Telemetr.me

Telemetr.me Подписаться

Аналитика телеграм-каналов - обновления инструмента, новости рынка.

Найдено 3568 постов

Против «Закона Пивоварова». ГД хочет ограничить рекламу у иноагентов, но фактически новый закон ударит только по одному - популярному каналу Редакция. Алексей Пивоваров* один из лучших и самых объективных журналистов, которые сегодня работают в России. Сам он живет в Москве, никуда не собирается уезжать, платит налоги, недавно у него родился ребенок. То есть Пивоваров - настоящий патриот, чей труд теперь может оказаться под угрозой закрытия. Редакцию смотрят все: от студентов до чиновников. Поэтому нужно либо исключать такие каналы из списка иноагентов, либо вносить поправки в закон. Иначе никакого здравого смысла в этих ужесточениях нет.
*-признан в РФ иноагентом

Губернатор Дегтярев продолжает делать ставку на свои связи в Москве, подбирая Хабаровскому краю очень серьезных союзников.

Ход максимально логичный - регион сохраняет позиции промышленного центра Дальнего Востока и, согласно официальным итогам 2023-го, даже закрепляется в этом статусе.

Для Дегтярева это вопрос принципиальный - он одновременно работает как над возвращением краю былого статуса (и не без успехов, ведь все мы помним, какую именно из «столиц ДФО» президент посетил в январе), так и, что важнее, над решением поставленных начальством стратегических задач.

В их числе и военное обеспечение страны. Сегодня российская армия серьезно зависит от технологического обеспечения и серьезно полагается на такие промышленные центры, как Хабаровский край.

Работа с Чемезовым в этом смысле имеет решающее значение для хода СВО, что Дегтярев, разумеется, прекрасно осознает.

Также, как и вклад Ростеха в экономику региона, поэтому встреча неслучайно имела прикладной характер, где обе стороны получили друг от друга гарантии реализации важнейших для края инфраструктурных проектов.

Астрахань на пороге выборов: найти виноватых и сохранить баланс. Стратегии действующих губернаторов, которым предстоит кампания по переизбранию, существенно отличаются: кто-то обращает на себя внимание федерального центра, используя любой значимый инфоповод, кто-то действует максимально кулуарно, выстраивая компромиссные конфигурации, устраивающие различные политические и финансово-промышленные группы. Глава Астраханской области Игорь Бабушкин, которого в сентябре ожидает возможное переизбрание на второй срок, начал год с радикального кадрового обновления в возглавляемом правительстве.

В конце января в отставку был отправлен глава местного минстроя Денис Капралов, которого ранее обвинили в провале реализации федеральных и региональных программ. Озвученная причина выглядит довольно странной, учитывая факт, что министр строительства и ЖКХ проработал на своем посту меньше года, а его предшественник был смещен примерно с той же формулировкой. При этом официально признано, что изношенность инженерных сетей в Астраханской области близка к 90%, соответственно, решить такую сложную проблему за год попросту нереально. Видимо, политическая задача у этой отставки была несколько другой: в конкретных неудачах должен быть виноват конкретный человек, которому не предстоят выборы.
Очевидно, по той же самой причине Бабушкин не спешит избавляться от мэра Астрахани Олега Полумордвинова, хотя он, судя по всему, обладает высоким антирейтингом у местных жителей. регулярно требующих его отставки. Однако градоначальник эффективно выполняет функцию «громоотвода», канализируя критические настроения, которые в общественном сознании не переносятся на губернатора. Увольнение градоначальника, скорее всего, приведет к временной турбулентности, когда главе региона придется принять на себя ответственность за все имеющиеся в областной столице проблемы.

Более значимым видится назначение на должность вице-губернатора исполняющего обязанности главы правительства Астраханской области Дениса Афанасьева. Вероятно, это кадровое решение связано не с созданием «дымовой завесы», как в случае с минстроем, а с реальными ожиданиями губернатора Бабушкина на позитивные изменения в регионе. Афанасьев глубоко погружен в местную проблематику — на разных должностях он работает в регионе с 1997 года, а в марте 2022 года стал зампредом регправительства. Задачи, поставленные Бабушкиным перед новым заместителем, станут ясны после того, как Афанасьев проведет собственные кадровые решения и публично артикулирует вопросы, которыми он станет заниматься в первую очередь. Можно ожидать, что кадровая чистка астраханского правительства продолжится.

Можно предположить, какие вопросы окажутся в приоритете у Игоря Бабушкина.

Во-первых, это устранение последствий коммунальных аварий, в результате которых Астрахань в буквальном смысле неоднократно была затоплена нечистотами. Ремонт сетей и обеспечение их безаварийной работы — едва ли не проблема номер один.
Во-вторых, будет продолжена активная работа по превращению региона в стратегический транспортный узел по коридору «Север-Юг», что в условиях нынешней геополитической ситуации является как огромной возможностью, так и потенциальной проблемой в случае несоответствия ожиданиям федерального центра.
В-третьих, это продолжение реализации транспортной реформы, на которую выделены немалые деньги (только в 2023 году было освоено почти 4 млрд рублей). Доступность общественного транспорта для населения — давняя головная боль местной власти.
В-четвертых, губернатору крайне важно пролонгировать успехи развития региональной медицины. Астраханское здравоохранение хорошо справилось с пандемией коронавируса: в самый ее разгар в регионе были построены два многофункциональных медцентра, которые существенно снизили разгрузку на остальные больницы, что в целом помогло всей системе. Это направление продолжает оставаться для Бабушкина одним из приоритетных.

Таким и видится предвыборный для губернатора год: в сохранении шатких балансов между «сваливанием вины» на подчиненных и максимальной концентрацией внимания на себе в случае успехов.
Регионы вписываются в работу по импортозамещению. Субъекты демонстрируют федеральному центру самые серьезные намерения, так как региональные управленческие команды поняли, что сегодня это устойчивый федеральный тренд, направленный в конечном итоге на построение технологического суверенитета страны. В частности, глава Ставрополья Владимир Владимиров показывает пример эффективной работы в рамках Союзного государства России и Белоруссии. Ранее анонсированный проект мультибрендового торгово-сервисного центра белорусской сельхозтехники близок к воплощению.

В соответствии с духом времени и установками Кремля губернатор Ставрополья усилил работу по внешнеэкономическому сотрудничеству с дружественными странами. Белоруссия - максимально дружественная страна и взаимодействие с ней для Ставропольского края не только экономически выгодно, но и политически верно. Даже беглый анализ соответствующей деятельности в субъектах РФ дает понимание, что регионы делают ставку на разработку и производство высокотехнологичных и наиболее востребованных продуктов. Такая парадигма, если она не носит имитационного характера, может оказаться весьма полезной для регионального развития. При этом крайне важно в потоке «импортозаместительных» проектов выделить действительно наиболее приоритетные, оказав им реальную поддержку.

С учетом значительной доли сельхозтехники белорусского производства на Ставрополье локализация ее сервисного обслуживания и производства запчастей выглядит оптимальным решением. Это снизит затраты ставропольских аграриев и нагрузку на региональный бюджет, который ежегодно тратит на поддержку отрасли более 5 млрд руб.

Обеспечивая «житницу России» недорогой и качественной сельхозтехникой на годы вперед, Владимиров работает на повышение качества жизни и социального оптимизма в регионе, что значимо как в контексте президентской кампании, так и в долгосрочной перспективе.

В рамках данного тренда стараются работать и другие регионы. Так, власти Тверской области анонсировали, что в краткосрочной перспективе в регионе начнут производство современных планшетов и ноутбуков. Белгородская область претендует на то, чтобы стать центром инноваций в сельском хозяйстве благодаря крупному инвестиционному проекту. В Тамбовской области перспективным выглядит проект Котовского завода нетканых материалов. Данный проект поддерживается льготным кредитом ВЭБ.РФ. В Воронежской области бизнес намерен инвестировать в производство светоотражающих материалов для дорожных знаков и маркировки транспорта.
Снег стал политикой. Уборка снега в регионах превратилась в один из важнейших факторов внутриполитической дестабилизации. Под конец зимы стало окончательно понятно, что субъекты не готовы противостоять природным катаклизмам: на большинстве территорий даже обычный снегопад превращается в предельно серьезную проблему. Можно проанализировать и убедиться, что регвласти довольно лихорадочно реагировали на связанные со снегопадом ЧП: закрывали дороги регионального значения, вводили различные уровни опасности, распространяли многочисленные предупреждения.

Коллеги верно отмечают, что возрастающий объём жалоб на некачественную уборку, нечищеные дороги и дворы жилых домов – это объективная реальность для почти всех мегаполисов и крупных городов страны. Впрочем, и в регионах ситуация складывается не лучшим образом. Более того, большинство региональных центров сегодня, как выяснилось, не обладают реальными возможностями для проведения уборки. Можно предположить, что снежные коллапсы этой зимы заставят правоохранительные органы внимательнее взглянуть на всю систему жилищно-коммунального хозяйства в целом. Оказалось, что средств на приобретение реагентов в нужном количестве нет, коммунальная техника зачастую оказывается неисправной, а профильные предприятия либо разорены, либо находятся в состоянии банкротства.

Администрации отдельных городов, например, Уфы и Ульяновска, организовали субботники – вывели своих сотрудников чистить улицы от снега. Однако подобные способы решения проблемы не работают, кроме того, они уже не дают необходимого пиар-эффекта, а скорее вызывает раздражение в обществе, потому как приоритетная задача чиновников - организовать работу по уборке снега, а не выводить на улицы высокооплачиваемых специалистов для выполнения подобной работы.

Таким образом, администрации так и не выработали внятных алгоритмов реагирования на снежные катаклизмы. Не выстроена и работа с населением: жалобы людей по-прежнему плохо систематизируются. Приходят сообщения о том, что в социальных сетях чиновников такие обращения даже банятся, что представляется верхом непрофессионализма.
Можно предположить, что ситуация продолжит ухудшаться, однако муниципальные и региональные власти рассчитывают в этой ситуации лишь на приход весны и потепление. Очевидно, что властям требуется организовать оптимальное использование имеющихся ресурсов, а также инициировать антикоррупционный контроль в вопросе качества уборки территорий. В противном случае количество претензий продолжит возрастать в геометрической прогрессии – новый кризис может оказаться еще более масштабным, но уже в новом зимнем сезоне.
Кампания по реанимации ЛДПР пошла по незапланированному сценарию. После смерти Жириновского резко обострилась проблема «вождизма» в партии, но вопрос о преемнике был решен самым неудачным образом. Даже вместо сценария регент + спонсор (временный лидер), не говоря уже о выборе лидера реального, был выбран наиболее уязвимый сценарий «все включено» замкнутый на Леонида Слуцкого. Однако тест-драйв преемника на президентской кампании показал всю близорукость принятого решения, так как в качестве публичной персоны новый лидер не просто потерпел фиаско, он стал настоящим кошмаром даже для весьма специфической российской сцены.

Думаю, нет смысла расписывать ошибочность выбора Слуцкого в качестве кандидата от ЛДПР, скорее встает вопрос, как вести себя партии в горизонте планирования до 2026 года? Очевидно, что обвалив свои рейтинги еще на старте кампании (-2% п.п. только за счет того, что люди увидели самого кандидата), Слуцкий становится для партии обузой, которая в переходный период рискует растерять и спонсоров и сторонников. Уже сейчас региональные отделения размышляют о возможности построения новых брендов, а отдельные депутаты готовы переходить даже в ЕР. Многие жалуются на возникшую трудность общения с новым руководством, а также на сумятицу в центральном аппарате, возникшую после «большой чистки» наследия Жириновского.

В такой ситуации, даже опередив на выборах кандидата от КПРФ Харитонова, Слуцкий вряд ли сможет зафиксировать этот успех на выборах в ГД в 2026 году. Возможно, именно поэтому, уже сейчас, коллеги видят в некоторых пиар-ходах партии намек на дальнейшую смену фронтмена. В частности, актер Кологривый планирующий сыграть в байопике о Жириновском, номинируется в качестве возможного «номинального лидера» партии в будущем при «сером кардинале» Слуцком и спонсоре Кошелеве. Но столь сложная схема вряд ли возможна в современной РФ.

Так или иначе, в борьбу за право называться «партией №2», ЛДПР может и не вступить. Коммунисты, очевидно, с готовностью слили президентскую кампанию (едва отойдя от «успеха Грудинина»), но постараются мобилизоваться к 2026 году. Этому же может способствовать и стартовавший внутрипартийный трансфер, в результате которого от дел может отойти нынешний лидер Зюганов и его возрастная группа.

В любом случае президентская кампания пошла не по заданному сценарию. Вместо промоушена Слуцкого как «нового Жириновского», реклама показала обратный отрицательный эффект от роста узнаваемости кандидата. Слив коммунистами не дает никаких дополнительных очков на фоне борьбы за второе и третье место. Мало того, «фактор Надеждина» и другие события вовсе задали иной тон кампании, чем фэшн-показ «коллекции партийных моделей» на 2026 год.
Государство актуализирует особые экономические зоны (ОЭЗ) как инструмент повышения инвестиционной привлекательности регионов. Тему в повестку вернул президент Путин, который поручил создать ОЭЗ в Белгородской области. Поэтому, в ходе рабочего визита в регион, глава Минэкономразвития Максим Решетников и губернатор Вячеслав Гладков посетили Шебекино, где встретились с представителями малого и среднего бизнеса.

Особая экономическая зона в Шебекино поможет Белгородской области сосредоточиться на помощи бизнесу, пострадавшему в результате боевых действий, что сегодня является одной из приоритетных задач для губернаторов «прифронтовых» регионов.

Помимо чисто экономической составляющей этой задачи важна и социальная: в случае закрытия или банкротства предприятий МСБ работу теряют десятки и сотни местных жителей. Таким образом, создание ОЭЗ в Шебекино - это не только обеспечение макроэкономических показателей региона, но и сохранение на приемлемом уровне качества жизни и доходов населения. Именно качество жизни становится для губернаторов одним из важнейших KPI, как безусловный приоритет власти.

Эффективнее многих других глав субъектов РФ, прилегающих к зоне боевых действий, с помощью бизнесу справляется Вячеслав Гладков. Причем адресную работу в этом направлении он ведет практически с февраля 2022 года. Важно, что предприниматели, чей бизнес пострадал от обстрелов, не остаются один на один со своими проблемами, а решают их при поддержке региональной власти. Так, ранее из федерального и регионального бюджетов было выделено порядка 3,3 млрд рублей на восстановление пострадавших от обстрелов предприятий.

По решению президента правительством РФ принято решение о предоставлении дотации бюджету Белгородской области на 4,2 млрд рублей. Все эти средства в полном объеме пойдут на поддержку пострадавших граждан и бизнеса. Создание ОЭЗ в Шебекино - новый эффективный механизм поддержки МСП, а также наглядное свидетельство особого внимания к региону, который буквально находится под постоянными обстрелами. Комплекс федеральных мер направлен на поддержание стабильности региональной экономки: сохранения рабочих мест и налоговой базы.

Поддержка федерального центра позволяет губернатору Гладкову решать задачи не только «выживания» белгородской экономики, но и ее развития. Полученный экономический бэкграунд показал, что данный инструмент по-прежнему востребован отечественным бизнесом и партнерами из дружественных стран. Визит министра экономики Решетникова в очередной раз демонстрируют доверие Гладкову и уверенность федерального центра в успешном выполнении белгородским губернатором поставленных задач.

Форсаж Надеждина. Все-таки некоторые предпочитают не ждать, а действовать здесь и сейчас. Это и есть real politic, ставшая на финальном этапе столь опасной, как никогда прежде.

Выборы президента России — 2024: второй рейтинг ВЦИОМ.

Если бы выборы президента состоялись в ближайшее воскресенье, о готовности проголосовать за Владимира Путина заявили 79% электорально активных россиян (+4 п.п. за неделю).

Электоральные показатели кандидатов, выдвинутых парламентскими партиями, выглядят так:

🏅Владислав Даванков (партия «Новые люди») – 4% (-1 п.п. за неделю)
🏅Николай Харитонов (КПРФ) – 4%
🥉Леонид Слуцкий (ЛДПР) – 2% (- 2 п.п. за неделю).

Кремлёвский безБашенник
: 69'407 | на пост: 10'487 | ER: 13.6%
Публикации Упоминания Аналитика

🌐Специально для "Кремлевского безБашенника" -

политолог Илья Гращенков
(Телеграм-канал The Гращенков)

Выгодная пассивность

Мир вообще всегда ждет спасителя. Участвовать в приближении его прихода готовы лишь немногие и именно их активизм, как правило, всегда пресекается действующей властью как нелегитимный. При этом, выгодная пассивность была известна во все времена и всегда она неплохо окупалась. Помимо гарантий в выживании, можно было поучаствовать в дележке остаточных ресурсов, например. То, что позже стали называть «выученной беспомощностью», всегда было лишь средством к гарантированному существованию. Ожидание мессии – это то бездействие, которое прилагается к пассионариям, находящимся в тревожном состоянии: когда и кто придет и спасет меня?

Спасителя всегда представляют как прекрасного героя, который, лучась нездешнем светом, нисходит во Ад и спасает всех от греха, успевая ровно к началу рабочей недели, так что никто ничего и не замечает. Но это не всегда так, к примеру, у любимого нами Толкина мир спасает не добродушный герой Фродо, а в конечном счете – обезумевший монстр Голлум. На мой взгляд, такая комбинация зла и добра – одна из лучших метафор в современной литературе, того самого инь и янь, эроса и танатоса, который показывает, как одно не работает без другого. Как добро в последний момент может обернуться злом, и как зло неминуемо стремится к самоуничтожению.

Но иногда есть истории про то, что спасители – это мы сами. Вот Гарри Поттер в «Узнике Азкабана» ждет, что его спасет неведомая потусторонняя сила, но в итоге – заклинание патронуса принадлежит самому же Гарри, помогающему себе из будущего. Увы, но волшебные часы времени есть далеко не всегда и не у всех. Можем ли мы сами помочь себе из будущего? Наверное – нет. Можем ли мы сделать что-то сейчас? Например, взять ответственность за собственную судьбу в свои же руки? Вполне. Но это будет означать, что мы повзрослеем, откажем себе в привычном патернализме и в ветхозаветной логике, возможно, даже будем изгнаны из Рая.

Брать на себя ответственность – это значит заниматься политикой, в которой есть две ключевых составляющих: ресурсы и время. Причем время, вероятно, намного важнее ресурсов. Политическое движение подобно удалению от Земли со скоростью света, когда время в кабине корабля и точке отправления начинает течь неодинаково: там – мгновения, тут – века. Если вы не овладеваете временем – то можете отойти в сторонку и заняться какими-то другими делами. Это не хорошо и не плохо, просто вы становитесь аполитичным и, как следствие, – уже вами можно распоряжаться как ресурсом. Хорошо это или плохо - каждый может судить по себе, ведь статус ресурса дает уникальную возможность пребывать в покое до тех пор, пока за тобой не приедет экскаватор и начнет тебя добывать.

С другой стороны, переход из дичи в охотники тоже лишь усиливает риски. «Случаев на охоте» становится все больше, а иногда, даже при наличии уток, палить стараются друг в друга, просто с целью устранения излишней конкуренции. В этом лесу, полном не только диких тварей, но и обезумевших, а может и просто пьяных любителей пальбы дробью, прокладывать дорогу приходится крайне аккуратно. Тем более, что многие так и не могут ответить на простой вопрос: в чем для него прелесть охоты? Для еды и выживания или для удовольствия? Во втором случае – погоня за адреналином, которая, как правило, не приносит ничего хорошего.

Поэтому жизнь продолжается своим чередом. Второго спасителя все так же ждут, даже если он уже давно распят на кресте. Пассивность остаётся выгодной инвестицией, и только неспящий глаз Саурона неустанно мониторит пространство в поисках хоббитов и кольца, в очередной раз наступая на те же грабли и не замечая разворачивающегося буквально под носом вечного сюжета, согласно которому такая близкая победа зла в очередной раз будет проиграна путем откусывания пальца Фродо еле выжившим доходягой Голлумом.

Экологическая повестка остается одной из доминирующих в региональной политике. О том, что губернаторов ждёт «зеленый» KPI, я уже писал ранее. Регионы начинают все активнее включаться в экологическую проблематику. Можно предположить, что власти на местах, уделяя повышенное внимание экотематике, считывают сразу ряд трендов.

Сегодня в Омской области работает команда комитета Государственной Думы РФ по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды во главе с руководителем Дмитрием Кобылкиным. Их цель - посмотреть текущую ситуацию в сфере экологии и скорректировать планы для выполнения поставленных президентом задач.

Приезд Дмитрия Кобылкина в Омск стал возможным благодаря лоббистским усилиям губернатора. То есть можно говорить об эффективном лоббизме Хоценко по привлечению в регион федеральных ресурсов на решение экологических задач. Это важно, так как, во-первых, федеральный центр регулярно акцентирует внимание на необходимости системной работы в этом направлении. Во-вторых, целый спектр экологических проблем находится в фокусе особого внимания граждан, а также активных общественно-политических сил. Где-то это проявляется в форме борьбы против массовых вырубок леса, либо против загрязнения воздуха или водоемов.

Приглашение комитета Госдумы РФ по экологии в Омск говорит о том, что Виталий Хоценко последовательно работает над решением одного из самых проблемных вопросов Омской области - загрязнения атмосферного воздуха. По решению губернатора Омская область активно участвует в федеральной программе «Чистый воздух», которая была инициирована Президентом РФ.

Виталий Хоценко смог продемонстрировать федеральному центру четкий план действий в сфере экологии: прежде всего это тесная работа региональных властей с промышленными предприятиями по снижению ими выбросов. Можно прогнозировать, что работа в этом направлении будет продолжена. Собственно, именно поэтому субъекты, которые вовремя сориентировались и сумели выстроить деятельность, учитывая эту составляющую, оказываются в выигрышном положении. Экологию и все, что с ней так или иначе связано, отныне следует воспринимать в контексте выполнения очередного KPI: практика игнорирования профильных вопросов, желание «не заметить» очередной конфликт является порочной системой, которая должна быть искоренена из управленческого инструментария.

Полагаю, что «зеленая» тема сохранит свою актуальность не только в контексте большого электорального цикла. Именно поэтому региональным управленческим командам придется встраиваться в актуализированную повестку.

В завершение сегодняшнего трудного дня могу лишь в очередной раз зафиксировать, что мы в эпицентре циклона, вызванного ускорившемся процессами трансфера власти. Они буквально сорвались с колес и несутся куда-то, не разбирая дороги. При этом новые ситуации, к которым никто не готов (по старой привычке можно назвать «черными лебедями»), приводят к фрустрации не только политический класс, но и простых людей. Мало кто понимает не только что делать, но и что им не делать.

Выживание долгое время было не только главным властным нарративом, но и аргументом в пользу отказа от любого сопротивления. Кто же не хочет выжить? Хотя сам по себе этот модус никогда не казался привлекательным. Людям хотелось чего-то большего, чем простое существование, да еще и при постоянно растущих рисках. Риски ширились, а новое предложение так и не возникало. Возможно потому, что атомизированное общество само не смогло создать значимого политического запроса, превратившись в ждуна, «требующего перемен», но принимающего «все флаги в гости к нам».

Сегодня никто уже не обсуждает политику. Зато мы все время обсуждаем какие-то косвенные, досужие вопросы. Именно поэтому транзит идет вне какой-то понятной логике, он идет по инерции. Хотя отсутствие повестки и возмущение каждой неожиданной эскалации – это просто крик в спину уходящей власти, которая ничего не видит и не слышит. Но это не значит, что отгородившись от общества, система стала антихрупкой и устойчивой. Скорее наоборот, «черные лебеди» - это факты, которые никуда не денутся от того, что их не признают, а обсуждают только «замыслы», играя в Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Но справляться с фактами никто и не собирается, у нас их теперь принято называть «триггерами». И какие процессы они запускают мы узнаем уже постфактум. В отсутствии стратегии, мы стали имитировать ее действиями, суть которых таинственна и непонятна. Так родилось пространство нового мифа, который некоторое время назад буквально объявил войну реальности.

Российская система власти, как любил говорить Павловский – это система чемпионов выживания. Смерть в ней, в том числе физическая, частый спутник тех рисков, которые заложены в самой ее модели «спазмических» реакций на угрозы. При том, что угрозы – продуцирует сама же система, подобно уроборосу, постоянно кусающая себя за хвост. Топливо системы - это пища, которая постепенно подходит к концу, сужая не только пространство кормления, но и пространство внутреннего маневра. Это сужение до точки и есть та самая сцена драматического финала, проход на которую был открыт, подобно Гарри Поттеровской тайной комнате, некоторое время назад. Похоже, что только оказавшись на этой сцене многие с удивлением понимают, что наступил момент их выхода, но нет ни выученных ролей, ни суфлера, ни даже режиссера, а есть только сама сцена.

Альтернатива для России. Кандидат в президенты от «Новых Людей» Владислав Даванков презентовал свою программу с таким названием. Мне кажется, она очень четко отражает суть общественного запроса. Альтернатива – это попытка найти верный ход из потенциально множественных развилок политики, иную сборку истории. Сегодня кандидаты упростились настолько, что представлять свои программы им кажется чем-то странным. Кто видел программу коммунистов или ЛДПР? У «основного кандидата» и вовсе программа – его работа. Невозможность говорить об образе будущего, видеть альтернативу, сформировала в нас ощущение «выученной беспомощности», преодолеть которую можно лишь начав жить как взрослые люди. Альтернатива предполагает больше ответственности за самих себя, отказ от патернализма, но и как следствие – готовность взять свою судьбу в свои руки.

Во-первых, программа Даванкова – одна из самых проработанных из всех, что я видел за последние 20 лет. 18 очень конкретных пунктов – от инвестиций в человеческий капитал до свободы творчества. Это почти 100 страниц не просто текста, а очень рациональных и содержательных предложений. К сожалению, оппозиция отвыкла от таких подходов, предпочитая выпускать манифесты на 2-3 страницы, в логике «мы за все хорошее, но главное – свалить власть». Но что мешало за все эти годы проработать хотя бы ключевые направления? Получается, что даже если власть сменится, то риск того, что все остальное останется, «как при бабушке», очень велик. Вот уважаемый иноагент Аббас Галлямов считает программу «пустой», акцентируясь лишь на политтехнологических аспектах «заигрывания» с той или иной аудиторией. Но я как раз считаю, что программа Альтернативы для России – это попытка отказаться от «работы на коленке» и системно подумать над возможностью фундаментального предложения. Грубо говоря, от возвращения всеобщих свобод, туалеты по всей стране теплыми не станут.

Во-вторых, у нас в стране живут разные люди с разным уровнем образования, достатка и вообще – ментальностью. Поэтому ключевым аспектом нормализации – как базиса программы Даванкова, является диалог со всеми, поиск общих интересов. В этом плане верно замечает Олег Шеин, который понимает, что демсвободы и социальные права – это то, что требует увязки, но одно из другого не вытекает (а вытекает, как в случае с прорывами каналиазционных и отопительных труб, нечто другое). Условно говоря, как сделать школы более эффективными и современными, можно решать при любой власти, но почему-то никто не хочет об этом думать наперед, предпочитая сосредотачиваться на сиюминутном хайпе. Эта логика понятна и ясна, но все же именно это и отличает системных политиков от внесистемных. Не только в смысле их встроенности во власть, но и в их желании работать в пространстве возможного, реального, делая что-то здесь и сейчас, а не только размышляя об идеальном будущем.

В-третьих, программа Даванкова претендует на реализацию. Т.е. это не просто набор лозунгов, но и очень конкретные действия, для достижения которых и нужны те или иные права и свободы. Не в отрыве от реальности (хотим свободы слова!), а в прикладном значении – без свободы, невозможно современные университеты, наука, технологии. Очень верно подмечает коллега Сергей Старовойтов, замечая, что Даванков «слишком нормальный для нашей ненормальной эпохи. На фоне фриков всех мастей он выглядит хорошим городским парнем на сельской дискотеке». Но мимикрировать под слабых – это не норма. Президентская кампания – это и есть то пространство в политике, где мы можем вести этот диалог. Конечно, для тех, кто ведет его из-за рубежа все кажется пресным и недостаточно острым, так как фокус их проблем – немного в другом. Но опыт СССР нам говорит о том, что перемены могут наступить очень быстро, буквально в один день и если к ним никто не готов – все опять будет делаться на коленке. Альтернатива – это попытка преодолеть вечный русский «авось», перейдя хоть к какому-то конструктивному планированию.
МашТех
: 25'158 | на пост: 8'851 | ER: 43.2%
Публикации Упоминания Аналитика

Владимир Путин сегодня приехал на завод "Уральские локомотивы" в Верхней Пышме, о котором мы рассказывали вам буквально на днях. Там производят не только пассажирские "Ласточки" (а теперь уже "Финисты"), но и грузовые электровозы 2ЭС6, которые тесно переплетены с развитием транспортной инфраструктуры и логистических цепочек. А потому визит этот вовсе не случаен и важен в контексте экономического роста.

Визит говорит о особом фокусе на данном направлении. Впрочем, есть ещё один признак того, что транспортно-логистическое развитие находится в числе приоритетов. Над ним активно работает ВЭБ под началом Игоря Шувалова.

При этом решаются и параллельные задачи. Это четко видно на примере поддержки проекта именно в Верхней Пышме. За счет финансирования со стороны ВЭБ город свяжет с Екатеринбургом (областным центром) первый в истории страны межмуниципальный маршрут. На это госкорпорация выделит 2,5 миллиарда рублей. Здесь прослеживается не только стимуляция непосредственно производства электротранспорта, но и развитие городской инфраструктуры, создание комфортной и современной среды. А это напрямую связано не только с ростом экономических показателей, но и с повышением качества жизни.

Видео/гифка, 23 сек, 112.MOV
Зоны повышенного внимания. Государство реанимирует особые экономические зоны (ОЭЗ) как инструмент повышения инвестиционной привлекательности регионов. Тему в повестку вернул президент Путин, который поручил создать ОЭЗ в Белгородской области. Стоит отметить, что этот опыт активно применялся ранее – однако чаще всего такие бизнес-кластеры создавались под иностранных инвесторов. Фактически при помощи ОЭЗ региональные власти создавали площадку с максимально комфортными условиями. Наличие ОЭЗ становилось дополнительным конкурентным преимуществом в борьбе субъектов за бизнес-игроков.

К слову, ранее в Белгородской области уже пытались создать особую экономическую зону. Якорным и на первое время единственным резидентом ОЭЗ должен был стать масштабный проект группы НЛМК Владимира Лисина по расширению производства на Стойленском ГОКе в Старом Осколе стоимостью 250 млрд рублей. Однако проект был приостановлен в связи с тем, что у металлургов «объемы прибыли сократились настолько, что реализовать инвестпроект в том текущем виде, в котором он был запланирован, стало невозможно», указывал губернатор.

Создание ОЭЗ в Белгородской области – это отдельная история, она скорее не про возможность привлечения новых инвесторов (трудно представить себе владельцев бизнеса, которые захотят разворачивать производство в прифронтовой зоне), сколько про попытку удержать там уже существующие производства.

На сегодняшний день в России действует 50 ОЭЗ, буквально на днях было принято решение о создании еще двух, а в белгородском Шебекино, по всей видимости, будет создана 53-я ОЭЗ в стране. Однако надо понимать, что у ОЭЗ совершенно разные результаты деятельности – от высокоэффективных, по которым сейчас принимаются решения об увеличении их территории, до зон с низкой эффективностью. Так, Минэкономразвития по итогам 2022 года посчитало неэффективными 7 ОЭЗ. В то же время расширяется ОЭЗ «Липецк»: у неё будет третий участок. Очевидно, что статус ОЭЗ позволяет быстрее решать юридические вопросы. Для компаний это ещё и налоговые льготы, режим свободной таможенной зоны, готовая инженерная инфраструктура. Также представляется крайне важной слаженная работа управляющей компании ОЭЗ по оперативному взаимодействию с инвесторами и поиску необходимых решений для того, чтобы проект заработал.

Как я отмечал ранее, уход иностранных компаний заметно осложнил работу ОЭЗ. Вместе с тем, полученный экономический бэкграунд показал, что данный инструмент по-прежнему востребован отечественным бизнесом и партнерами из дружественных стран. Например, ОЭЗ «Владимир» недавно приняла двух новых резидентов: ранее соответствующие заявки подали компании «ИКСЭл Мет» (производитель стальных ниппелей, труб и металлопроката) и «ВентКомпонент» (завод по производству компонентов систем вентиляции).

Полагаю, что дальнейшее развитие механизма ОЭЗ в регионах пойдет по белгородскому сценарию, когда экономические площадки станут способом поддержки и удержания существующего бизнеса. Приход же новых резидентов в актуальных условиях – это скорее уже бонус.
Липецкая аномалия: искусственный интеллект и коммунальные проблемы. В нынешнем году сразу в 16 регионах пройдут губернаторские кампании. Ситуация в выборных субъектах выглядит неоднородно.

В числе претендентов на переизбрание — действующий губернатор Липецкой области Игорь Артамонов. На сегодняшний день он имеет все шансы остаться «на плаву». В целом, Артамонов обладает статусом главы региона, который не был замечен в скандалах, пессимизирующих его персону. В частности, высокую оценка его деятельности дала вице-премьер Татьяна Голикова: фактически она высказала поддержку Артамонову на форуме «Социальная политика в интересах детства» в Москве. Не секрет, что политической устойчивости Артамонову придает связь с Германом Грефом, у которого, в свою очередь, сейчас сложились довольно крепкие позиции на федеральном уровне.

Экономические успехи региона в первую очередь связаны с развитием ОЭЗ «Липецк», которая стала местом привлечения не только предприятий, вносящих вклад в бюджет, но и молодых квалифицированных кадров в регион. Региональный и федеральный бизнес помогает местному технологическому колледжу в покупке оборудования, организует стажировки, гарантирует трудоустройство и достойную зарплату выпускникам. Это +1 в карму.

Отдельная история — интерес Артамонова к современным трендам: в частности, к внедрению в жизнь региона искусственного интеллекта. Впрочем, это было темой еще прошлой его выборной кампании и первого срока нахождения на посту. Однако тема не иссякла, а сегодня скорее даже приобрела новое звучание.
Значимым представляется липецкий опыт в вопросах поддержки участников СВО. Артамонов, например, был одним из первых, кто предложил губернатору Белгородской области помощь в принятии пострадавших от обстрелов ВСУ людей. Помимо этого в регионе реализуются программы содействия новым территориям.

Отдельный вектор развития - культурная жизнь. Например, Игорь Артамонов обращает внимание на увеличение интереса жителей региона к чтению. Он утверждает, что посещаемость региональных библиотек выросла на 75%. Этому способствует участие Липецкой области в реализации федерального проекта по созданию модельных библиотек. Такой штрих скорее свидетельствует о попытках Артамонова следует «двойному» тренду, который коротко можно обозначить как «война и мир».

Об отсутствии претензий со стороны федеральных властей говорит и регулярное выделение денег на реализацию инфраструктурных проектов. Это касается решения транспортных проблем в областной столице и других населенных пунктах региона. Артамонов вовлечен в актуальную повестку власти — о нем регулярно пишут «большие» СМИ, да и в местных медиа он не критикуем.

Тем не менее, он все же оказывается вовлечен в медийные скандалы, к которым, с одной стороны, не причастен. Зачастую Артамонов вынужден страдать из-за эксцентричной главы Липецка Евгении Уваркиной. Так, снежный коллапс в городе в декабре-январе нанес ощутимый репутационный удар в том числе и по Артамонову, который был вынужден включаться в ситуацию и «разруливать» проблемы, хотя они формально и не относятся к его зоне ответственности. Такое включение главы региона в городскую повестку подчас демонстрирует проблемы в управлении.

На фоне многих представителей губернаторского корпуса Артамонов выглядит «крепким середняком». Если оценивать его шансы на переизбрание, то можно поставить твердую «четверку». Хотя при этом Артамонову предстоит загасить экологические проблемы в области, которые зачастую перебивают общественную повестку, нивелируя значительные экономические достижения региона.
МИГ России
: 447'627 | на пост: 0 | ER: 0%
Публикации Упоминания Аналитика

На Форуме будущих технологий Росатом рассказал о своих планах по развитию биопечати человеческих органов. Биопечать – это одно из самых перспективных направлений развития медицины. В будущем органы для имплантации вместо изъятия их у доноров будут изготавливаться на биопринтерах и выращиваться в автоклавах. Благодаря тому, что «чернила» для принтера будут делаться из генетического материала пациента, искусственные органы не будут отторгаться, а это сегодня главная проблема трансплантологии. 

Раньше о планах Росатома по развитию технологий биопечати ничего не было слышно, но за последнее время атомная госкорпорация оснастила исследовательскую лабораторию и схантила несколько ключевых ученых из наиболее продвинутых российских биотехнологических стартапов. Насколько можно понять, донорами для Росатома стали МИСИС и 3D Bioprinting Solutions. Собственный вклад Росатома заключается в продвинутых компетенциях по управлению магнитным полем. Именно Росатом производит магнитную систему для международного проекта термоядерного реактора ИТЭР. Здесь мы, похоже, лучшие в мире. 

Зачем магнитные поля в биопринтинге? Дело в том, что наиболее перспективная магнито-акустическая технология биопечати реализуется в условиях левитации. Именно поэтому все предыдущие эксперименты происходили на МКС в невесомости. В условиях земного притяжения воспроизвести ее можно только за счет технологий магнитной левитации. Как раз над этим сегодня работают ученые Росатома. 

В ближайших планах Росатома создание искусственных кровеносных сосудов. Ключевой проблемой создания крупных донорских органов является «оснащение» их системой питания – кровеносно-сосудистым деревом. Когда эта проблема будет решена, вокруг сосудов можно будет начать наращивать клеточную ткань для создания печени, почек или поджелудочной железы.

Сегодня Росатому уже удалось вырастить сосуд длинной 2 сантиметра. Он живой и может расти, если, скажем, имплантировать его ребенку. В общем, добро пожаловать в фантастический мир биопринтинга. Возможно, многие из нас еще успеют увидеть, как в будущем люди будут просто проходить диагностику, а затем для них будут выращивать новые части тела и органы вместо повреждённых или плохо работающих.

Накануне в ТАСС представили с коллегами из Фонда прогрессивной политики доклад: «Кандидаты на старте: позиции, ресурсы, потенциал». Значимость президентской кампании для политических сил – высока, особенно для парламентских партий, так как место занятое их выдвиженцем, может иметь существенное значение на грядущем избирательном треке до 2026 года.

«Основному» кандидату Владимиру Путину удастся консолидировать электорат на фоне эффекта «объединения вокруг лидера» и улучшить свой результат (свыше 76%). Основные группы поддержки кандидата: умеренные «лоялисты», лояльные патриоты, социально ориентированный электорат, лояльные прогрессивные и пенсионеры-государственники.

На старте кампании на второе место ВЦИОМ номинирует кандидата от «Новых Людей» Владислава Даванкова. Его база поддержки – это деятельные патриоты (те, кто видит в новых условиях – новые возможности и кто не хочет уезжать из России, но боится, что в стране станет слишком «душно», в их числе – элиты). Напуганные уехавшие, релоканты. Рассерженные горожане, недовольные местными властями, сторонники экологических акций, гражданских свобод самовыражения и т.д. Молодежь и студенты, а также протестный электорат из числа умеренной оппозиции (интеллигенция, профессура, чиновники и т.д.).

3 и 4 место делят коммунисты и ЛДПР. Какие бы результаты ни получил на выборах Николай Харитонов – «бронзовый кандидат», ожидается, что он постепенно начнет отходить от дел – вместе с другими представителями старшего «зюгановского» поколения. Между тем, КПРФ могут впервые утратить формальный статус основной оппозиционной силы. Президентская кампания может стать триггером, запустившим закат коммунистов.

ЛДПР в условиях текущего политического дискурса аккумулирует отнюдь не либералов и демократов, а радикальных патриотов. Ассортимент безопасных тем для партии узок: социальный популизм (буквально разговоры в пользу бедных), военно-патриотический официоз, совершенствование репрессивных механизмов в отношении разнообразных «врагов народа». Кроме того, для ЛДПР также имеет значение зловещий и весьма болезненный «казус Фургала». ЛДПР после Жириновского – это само по себе уравнение со множеством неизвестных, решить которое с положительным для модераторов внутриполитического процесса довольно сложно.

В опубликованном накануне выхода доклада первом рейтинге зарегистрированных кандидатов ВЦИОМ мы увидели цифры, подтверждающие наши выводы – борьба за второе-третье места будет носить явно ситуативный характер и её результат неочевиден, на первый взгляд, в силу того, что «серебро» и «бронза» отличаться будут вряд ли больше, чем на 1-2%. При этом данный прогноз по кандидату Даванкову (5%) свидетельствует об усталости избирателя от политиков старого формата классических парламентских партий и появлении запроса на свежие лица в политике. Очевидно, чем дальше, тем больше этот запрос будет только расти. А в силу естественных причин в течение одного избирательного цикла потребность в новых политиках будет превышать рейтинги прежних кандидатов парламентской оппозиции. Кто сможет дать лучший ответ на этот запрос – тот и станет политиком «номер два» в России в перспективе до 2030 года.

Шанс для этого есть не только у «Новых людей», но даже и у КПРФ после необходимой переоценки своей политики последних лет и смены её руководства на представителей нового поколения коммунистов. Сохранение на посту лидера коммунистов бессменного 80-летнего Зюганова, равно как и замена его на сервильных кандидатов окончательно похоронят компартию. Появление же принципиальных и ярких политиков – сохранит шанс вернуть утраченные позиции. Если коммунисты им не воспользуются, интрига вокруг «второй партии» уже в 2026 году станет основной - по итогам президентских выборов кандидат, занявший второе место, имеет все шансы вытянуть наверх и свою партию.
Сегодня в ТАСС презентовали доклад о кандидатах в Президенты РФ. Начну с кандидата Владислава Даванкова.

Партия «Новые Люди» впервые вошла в Госдуму в 2021 году и своего кандидата в президенты еще ни разу не выставляла на выборах. В преддверии выбор НЛ рассматривали три кандидатуры в качестве возможности к выдвижению: лидера партии Алексея Нечаева, замглавы фракции в ГД Сардану Авксентьеву и вице-спикера Владислава Даванкова. Выбрав Даванкова, партия сделала ставку – выдвинула самого молодого кандидата, ему сейчас 39 лет.

Даванков вполне мог бы претендовать на второе-третье место на выборах, так как в борьбе с кандидатами от КПРФ и ЛДПР выгодно отличается яркой кампанией, молодостью, внешним видом, актуальными идеями. При консолидации голосов лояльного и протестного электората может рассчитывать на результат в 3-7%, что вполне может дать ему «бронзу» или даже «серебро» на этих выборах, вписав в историю как самого молодого кандидата, получившего такой высокий процент. Напомним, в 2012 году Михаил Прохоров получил 7,98%.
Партия пришла в 2021 году с лозунгом «Люди важнее» и отражала запрос на перемены и обновление государственной системы. В 2022 с началом СВО партия оказалась одной из немногих политических сил, которая даже в сложившихся условиях продолжала выступать за перемены и свободу. Одной из основных идей партии стало возвращение к нормальности – нормализация. Партия активно выступает за экономические и гражданские свободы, отстаивает интересы предпринимателей. Активно занимается молодежной политикой, смотрит в будущее, а не в прошлое.

Фактически, «Новые Люди» представляют альтернативу тому вектору развития, который складывается в стране инерционно. Это не просто идеи нормализации, когда страна живет согласно собственной Конституции и гарантируемыми ею ценностями, но и идеи прогресса и развития. Часть этой повестки, кстати, могла бы быть реализована властью при любых обстоятельствах.
Изображение

Обновленный журнал «Эксперт» генерит очень качественный и уникальный контент. Например, в новом номере есть материал о проблемах бедности и неравенства.

Оказывается на Земле каждый год умирает более 8 млн человек лишь потому, что они слишком бедныi>, чтобы выжить. Наше поколение способно покончить с крайней нищетой к 2025 году» — такой оптимистичный прогноз давал «экономист десятилетия» Джеффри Сакс в 2005 году.

Сегодня очевидно, что проблема бедности и неравенства не только осталась нерешенной, но и усугубилась. По последним данным Всемирного банка, около 700 млн человек вынуждены выживать на $2,15 в день, в то время как в руках 81 миллиардера находится более половины совокупного мирового богатства.

Ситуация осложнилась из-за пандемии COVID-19, утверждают во Всемирном банке: она обратила вспять тренд на снижение неравенства, якобы прослеживавшийся с начала XXI века.
«Эксперт» постарался разобраться, как менялся разрыв между богатыми и бедными в последние годы и каковы перспективы изменений глобального неравенства.


Найдено 3568 постов