Телеграм канал 'Оксана Пушкина. Женский взгляд'

Оксана Пушкина. Женский взгляд


4'197 подписчиков
0 просмотров на пост

Депутат Государственной Думы РФ Оксана Пушкина

Детальная рекламная статистика будет доступна после прохождения простой процедуры регистрации


Что это дает?
  • Детальная аналитика 177'642 каналов
  • Доступ к 62'734'671 рекламных постов
  • Поиск по 237'223'265 постам
  • Отдача с каждой купленной рекламы
  • Графики динамики изменения показателей канала
  • Где и как размещался канал
  • Детальная статистика по подпискам и отпискам
Telemetr.me

Telemetr.me Подписаться

Аналитика телеграм-каналов - обновления инструмента, новости рынка.

Просмотр поста #103 от 2020-05-07 20:03:56

Татьяна Голикова, спасибо ей огромное, откликнулась на наше письмо с призывом отреагировать на пандемию домашнего насилия. Спасибо, мы благодарны. Еще больше будут благодарны жертвы, когда их наконец защитят от насилия. Надеемся, это все-таки случится.

Но разговор сейчас должен идти о постановке конкретных сроков реализации правительственных поручений, без них проблема не начнет решаться. Очень беспокоит то, что в письме вице-премьера нет дат, когда же все-таки министерства должны рассмотреть наше обращение и принять решение. А люди продолжают страдать.

Это не первый подобный бюрократический затор — согласно решению правительственной комиссии, информирование о кризисных центрах, возбуждение дела без заявления у нас уже должно было быть реализовано вчера. Даже не вчера, а 1 мая.

Мы с коллегами-депутатами Ириной Родниной и Ольгой Савастьяновой стучим во все двери, начиная с марта, потому что знаем — проблема будет, проблема есть. У нас в Госдуме 12 мая кончаются каникулы (ну для кого каникулы, а для кого наоборот), начинаются пленарные заседания. Коллеги, может, перестанем отодвигать мучения наших сограждан на второй план? Может быть, пора вносить закон о профилактике домашнего насилия и обсуждать его по существу? У меня от избирателей каждый день приходит новая пачка обращений. Им некуда бежать, им не на кого надеяться. Мы спасаем людей от коронавируса — а от насилия у себя дома кто их спасет?
Web-страница:
Оксана Пушкина. Женский взгляд
Парадоксальная ситуация — решение Правительственной комиссии по профилактике правонарушений, где много внимания уделено проблеме домашнего насилия, было подписано Владимиром Колокольцевым ещё 30 марта. Однако СМИ узнали об этой бумаге только сейчас, спустя месяц.

Ситуация с домашним насилием за этот месяц резко и, увы, ожидаемо ухудшилась. Но документ было решено опубликовать только сейчас, после нашего депутатского обращения на имя Татьяны Голиковой. Сегодняшние публикации СМИ на эту тему — это важный публичный сигнал для регионов, к сожалению, запоздавший на месяц.

Казалось бы, регионы должны были в приоритетном порядке заниматься этой работой — уже сейчас, не дожидаясь указанных в решении комиссии 1 мая и тем более, 1 июня. Но давайте смотреть правде в глаза, ничего ведь не сделано!

В целом правительственные инициативы можно только приветствовать — приход Мишустина сдвинул все-таки ситуацию с мертвой точки. А мы, в свою очередь, будем следить, как меняется ситуация на местах. Доведены ли рекомендации …


Последние посты канала:

Как зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей я много общаюсь с современными родителями и знаю, какие проблемы их беспокоят. Поэтому результаты опроса сервиса «Доктор рядом» не оказались для меня сюрпризом: три четверти россиян действительно поддерживают идею ввести в школах уроки сексуального просвещения. О том, что такие уроки современным школьникам необходимы, я не устаю говорить последние шесть лет.

Россияне проявляют поразительное единодушие: вопросы сексуального воспитания в том или ином виде нужно обсуждать в школе, считают 98,1% опрошенных. И это неудивительно, ведь мы живём в информационном мире. И если не говорить с детьми о сексуальных отношениях в семье и школе, они наверняка узнают о них на улице и в интернете. И, скорее всего, сделают неправильные выводы.

Сексуальное просвещение в школах для нашей страны вовсе не является чем-то новым, как пытаются это представить ультраконсерваторы. Так, например, в «продвинутых» школах Советского Союза этим занимались врачи: с мальчиками разговаривали урологи, с девочками – гинекологи. Медики учили ребят адекватно воспринимать взросление своего тела, предупреждали об опасности венерических заболеваний и нежелательной беременности. И это никого не вгоняло в краску! Прошло 40 лет и Россия откатилась далеко назад, теперь сексуальное просвещение детей у нас пытаются представить порождением развратного западного общества. В результате мы получаем проблему подростковых беременностей, а распространение ВИЧ в России давно приобрело характер эпидемии. Такую цену мы платим за упрямое нежелание признать существующую проблему.

Пока на официальном уровне звучат заявления вроде: «СПИД – это божье проклятие», к сожалению, ни о каком сексуальном просвещении говорить не приходится. А без него нельзя решать другие важнейшие задачи, например, заниматься эффективной профилактикой абортов. Другими словами, политика государства в этой сфере должна быть последовательной и системной. И, конечно, прежде всего, она должна защищать интересы молодёжи, которой принадлежит будущее.

Пора перестать бояться говорить с детьми о рисках, которые подстерегают их во взрослой жизни. Ханжество и лицемерие старших вынуждает молодёжь платить за свои ошибки высокую цену. Если мы хотим добра нашим детям и внукам, нельзя прятать глаза в пол от неудобных вопросов. Государственная политика в отношении сексуального воспитания подростков должна измениться и, я уверена, изменится. Ведь, как показывает соцопрос, этого ждёт подавляющее большинство россиян.

https://www.rbc.ru/society/07/09/2020/5f55b0359a7947192a750dcf
Web-страница:
Россияне поддержали введение уроков сексуального просвещения в школах
Большинство опрошенных россиян поддерживают идею ввести уроки сексуального воспитания в школах, показал опрос сервиса «Доктор рядом». По мнению респондентов, о средствах контрацепции детям должны расс
Женский взгляд на события в Белоруссии

Смотрю в сети многочисленные видео из Белоруссии и вглядываюсь в глаза женщин, вставших в цепи солидарности на улицах Минска и других городов. В этих глазах – смелость и готовность к борьбе за человеческое достоинство, против бесправия и насилия. И я всё больше убеждаюсь в том, что политический конфликт в Белоруссии имеет очевидную гендерную специфику, и женщины играют в нём беспрецедентно важную роль.

Белорусские женщины не стремились участвовать в политике, их вынудил это сделать Лукашенко. Арестовав кандидатов-мужчин, он не поверил в потенциал женщин, допустив до выборов Светлану Тихановкую. После объединения штабов Лукашенко на языке бытового сексизма начал унижать тех, кто стал олицетворением белорусской альтернативы: Светлану Тихановкую, Марию Колесникову и Веронику Цепкало. Всё это накапливалось и на фоне вспышки государственного насилия вылилось на улицы: женщины в белых платьях с цветами перед колоннами ОМОНа стали символом мирного сопротивления белорусов.

Опросы общественного мнения показывают, что женщины во всём мире намного меньше мужчин терпимы к насилию. Безжалостное подавление протестов, жуткие видео-ролики, облетающие интернет, подтолкнули белорусских женщин к выходу на улицы. Потому что мы, женщины, к подобным ужасам особенно чувствительны. Мы рождаем и оберегаем жизнь. Мы стремимся любить и воспитывать детей яркими и независимыми, принимаем их такими, какие они есть. И, конечно, не хотим, чтобы наших детей избивали на улицах родных городов.

Я не знаю, чем закончатся события в Белоруссии, и никого ни к чему не призываю. Но молчать о происходящем тоже нельзя. Пришло время поиска новых смыслов и критического анализа ситуации не только в Белоруссии, но и у нас, в России. Я в очередной раз убедилась в этом на встрече с участниками молодёжного форума «Территория смыслов» в Солнечногорске. Молодые люди и особенно девушки не согласны с утверждением: кто сильный, тот и главный. Они требуют уважения к себе со стороны власти и законодательной защиты от насилия. Я верю в женский взгляд в политике и вижу его в глазах белорусок, которые принимают участие в акциях ненасильственного сопротивления. Они – упрёк режиму Лукашенко и надежда для всех, кто верит в лучшее будущее для себя и своих детей.
У меня, как у журналиста, вызывает крайнее опасение ситуация с задержанием коллег по профессии в Беларуси. Знаю, что многие сотрудники СМИ были задержаны жестко, с необоснованным применением силы, с побоями, даже после предъявления пресс-карт и аккредитаций.

Наши официальные лица сейчас работают над освобождением российских журналистов. Однако белорусская сторона почему-то проявляет незавидное упорство — и в настоящий момент есть серьезные опасения касательно судьбы, как минимум, журналиста РБК Максима Солопова и троих стрингеров агентства Ruptly.

Как журналист, как депутат Государственной Думы РФ я присоединяюсь к требованиям немедленно обеспечить российской стороне связь с задержанными, а также воздержаться от попыток преследования сотрудников СМИ за их профессиональную деятельность. Надеюсь, Александр Лукашенко и его команда не станут чинить препятствия представителям нашей профессии в осуществлении профессиональных обязанностей.
Призывы законодательно ограничить суррогатное материнство звучат у нас не впервые, и мне очень жаль, что сейчас противники этой репродуктивной технологии в буквальном смысле используют запутанную ситуацию, боль родителей и интересы детей для того, чтобы манипулировать общественным мнением. Я не поддерживаю предложение коллеги Ирины Яровой по запрету суррогатного материнства для иностранцев, и меня удивляет сама постановка вопроса.

Суррогатное материнство — это репродуктивная технология, вид медицинской помощи, и мне совершенно не ясно, как юридически возможно дискриминировать иностранцев в оказании медицинских услуг на территории России. Есть международные обязательства по вопросам медицины, есть правительственные постановления, приказы Минздрава, которые закрепляют право иностранных граждан на получение медпомощи, и вносить туда ограничения — это скользкая дорожка. Что потом — запретим переливать иностранцам кровь российских доноров? Закроем динамично развивающийся медицинский туризм, благодаря которому прогресс нашей медицины ускоряется, от чего выигрывают, в первую очередь, наши граждане?

Чьи интересы мы защищаем? Если интересы ребенка, то почему в настоящий момент семеро малышей находятся в подмосковном детском доме для детей-инвалидов, а их родители рискуют получить срок за «покупку» своих родных деток? Почему в СИЗО оказались врачи с мировым именем, которые помогли тысячам женщин испытать радость материнства? Почему мы в очередной раз слышим аргументы про «инкубатор для иностранных геев», а не реальные мнения профессионального сообщества и самих суррогатных мам? Мы уже проходили это, когда обсуждали запрет абортов — там тоже поборники нравственности постоянно пытаются лишить женщин права распоряжаться своим телом.

Суррогатное материнство — действительно сложная тема, затрагивающая интересы сразу нескольких сторон. Но наша задача, как законодателей, не запрещать — тем более, что сторонники идеи запретить сразу всем, а не только иностранцам, тоже возвысили свой голос. Коллеги, у нас приоритетнейшая задача — демографическая политика, лично Путиным поставленная. Мы сегодня запретим суррогатное материнство, завтра — донорство эмбрионов, послезавтра — донорство яйцеклеток и сперматозоидов. И у нас будет уничтожена репродуктивная медицина, наши специалисты, лучшие в мире, сильнейшие в мире, уедут на запад. Бабкам-повитухам роддома отдадим? Лишим десятки тысяч женщин материнского счастья?

Коллеги, мы живем не на страницах учебника по семьеведению. Десятки тысяч россиян стали родителями благодаря современным достижениям репродуктивной медицины. Называть их аморальными и безнравственными — значит, не уважать их право на семью и на счастье. Вопрос суррогатного материнства нуждается в урегулировании, в защите прав и закреплении обязанностей сторон. Для этого нам необходимо вдумчивое обсуждение соответствующего законопроекта с профильными экспертами, а не популистские запреты, подкрепленные очередным шатким «делом врачей».
О любви, семье, детях, карьере, традиционных ценностях, сексуальном просвещении, домашнем насилии, о людях с инвалидностью и с ОВЗ, о нарушениях прав человека, о человеческом достоинстве и светлом будущем в нашей любимой России поговорила сегодня с молодыми, прогрессивными, креативными ребятами на форуме «Территория смыслов», Пытливые, вдумчивые, небезразличные и очень позитивные участники. Вопросы острые. Темы непопулярные. Суждения неординарные. Спасибо организаторам за возможность неформального общения!

Еще больше захотелось воскликнуть: «Мы хоть понимаем, для кого пишем законы, меняем, в частности, Семейный кодекс? Между законотворчеством и молодежью—мировозренческая пропасть. Не разговаривая с детьми по душам, не вникая в их реальные(!) проблемы, не признавая свои ошибки и не мечтая вместе(!) с ними, не построить прогрессивного общества. Мракобесие, против которого сегодняшняя молодая аудитория была настроена решительно, можно победить только вместе! Спасибо, ребята, за искренность и #заздравыйсмысл
Изображение
Дагестанской журналистке Светлане Анохиной угрожают убийством и обещают «разобраться с феминистками»: Анохина возглавляет издание «Даптар», которое пишет о проблемах женщин на Кавказе.

Очень хорошо понимаю, через что сейчас проходит Светлана. 20 лет назад точно так же было невозможно даже на федеральном уровне поднять в медиа тему феминизма, тему женских прав и мужского насилия, без того, чтобы не получить в курилке от коллег "Да ты чего... Он же тебя уничтожит. Так не принято".

Будем бороться, чтобы ситуация продолжала меняться. Женщины должны иметь право голоса — и в Москве, и на Кавказе, и на Дальнем Востоке. И проблемы у нас остаются схожими.

Написала зампрокурора Буксману официальное депутатское обращение по поводу угроз, поступающих Светлане Анохиной. Будем держать ситуацию на контроле.
Изображение
Контент заблокирован как нежелательный.
Суррогатное материнство — не преступление, и попытки криминализовать эту сферу вызывают серьезную тревогу. Новое дело о суррогатном материнстве, возбужденное в Москве и Подмосковье, пока что ставит больше вопросов к следствию, чем ответов.

К сожалению, несмотря на то, что суррогатное материнство в России разрешено, сфера правовых вопросов вокруг него так до конца и не урегулирована. Соответствующие законопроекты, которые попадали в Госдуму, встречали сопротивление консервативных лоббистов и РПЦ, поэтому многие нюансы СМ до сих пор остаются в серой зоне. Сейчас на эту правовую неопределенность наложилась пандемия. Результатом стало новое «дело врачей» — обвинения в «торговле людьми», которые Следственный комитет выдвинул против группы известных и уважаемых репродуктологов.

Я считаю, что расследование этого дела должно быть максимально открытым и беспристрастным. Необходимо исходить из презумпции невиновности участников, не допуская, чтобы закон подменялся чьими-то конъюнктурными представлениями о нравственном и безнравственном. Серьезнейшие обвинения в торговле людьми не могут ставиться чисто формально, пользуясь недоурегулированностью правоотношений.

Сейчас мы видим именно такой, чисто формальный подход под благим предлогом защиты прав ребенка. Как получилось, что под этим предлогом найденные дети отправились не в семью, к любящим родителям, и даже не остались с персональными нянечками? Сейчас все они в детском доме для малышей с поражениями нервной системы, где рискуют разве что эти поражения заполучить. В ближайшее время к ним рискуют присоединиться десятки других деток, рождение которых курировали обвиняемые. Их беременные суррогатные мамы остались сейчас без средств к существованию, без медпомощи, потому что счета репродуктивного центра заблокированы. Одна из суррогатных мам уже находится под следствием. Даже кровные родители рискуют получить статью как «покупатели» своих родных детей.

В моей приемной лежат десятки писем от взволнованных женщин, которые умоляют не допустить лишения их права быть матерями, не допустить криминализации суррогатного материнства. Но проблема гораздо шире — каждый год в России несколько тысяч малышей рождаются у суррогатных мам, и эта цифра постоянно растет. Такие дела, как нынешнее уголовное дело против репродуктологов, на мой взгляд, противоречат демографической политике, заявленной президентом Владимиром Путиным. Будем бороться за принятие отдельного внятного закона о суррогатном материнстве.
Еще одна инициатива Мизулиной — запрет на заключение однополых браков (в том числе при смене пола) и усыновление детей такими парами. Эти инициативы я считаю дискриминационными и антиконституционными. Они прямо противоречат 19-й статье Конституции, которая гарантирует равные права и свободы гражданам независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения.

В нынешней редакции Семейного кодекса уже есть 12-я статья, в соответствии с которой «для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак». Ее предлагается изменить так, чтобы исключить возможность вступать в брак лицам одного пола как по паспорту, так и по свидетельству о рождении. Фактически, это прямой запрет на вступление в брак для транс*людей. Это нарушает и конституцию, и ратифицированные Россией декларации - Европейскую конвенцию о защите прав и основных свобод, а также Всеобщую декларацию прав человека.

То же и с запретом на усыновление для однополых пар. Как госпожа Мизулина собирается проверять личную жизнь одиноких усыновителей? Почему на основании искаженных представлений о нравственности дети могут должны быть лишены права на счастье и семью?

Готовы ли мы в XXI веке с трибуны Государственной думы заявлять, что ЛГБТ и транс* люди являются в России гражданами второго сорта? Что человек, чья личная жизнь отличается от нашей — untermensch, «недочеловек»?

Мизулина и ее коллеги даже не понимают, скольких граждан России коснутся предлагаемые ими изменения, потому что в нашей стране не ведется даже примерная статистика однополых пар и трансгендеров. Конституция, за которую я голосовала, гарантирует равные права каждому. Надеюсь, что российское законодательство останется в закрепленных конституционно рамках.
Ознакомилась с законопроектом сенатора Мизулиной об изменениях в Семейный кодекс. Многое там — бездумно. Многое — попросту вредно.

Усложнение процедуры изъятия детей из неблагополучных семей может поставить под угрозу их безопасность и лишить государство инструментов воздействия на такие семьи. Я согласна с тем, что процедуру изъятия детей из семьи нужно совершенствовать. Органы опеки нередко совершают ошибки, но усложнение процедуры само по себе не даст нам желаемого результата. Если бы все было так просто! Бездумный запрет может просто парализовать профилактику насилия в отношении детей.

Реформировать службу опеки нужно не путем ограничений, а путем качественного улучшения их работы. Утвердить понятные и единые для всех критерии эффективности работы этих структур, привлечь туда профессиональных юристов и психологов. Сделать эту работу прозрачной и понятной обществу. Частью этой реформы может стать усложнение процедуры изъятия детей.

Те же ограничения на изъятия детей, которые предлагает Мизулина, грозят лишь усугубить ситуацию. Нельзя решить кризис, в котором находится служба опеки, с помощью примитивных запретов и дальнейшей бюрократизации, усложнения процедур. Мы просто рискуем запереть детей-жертв с родителями-тиранами, лишить государство инструментов воздействия на такие семьи. В серой зоне окажутся самые страшные преступления в отношении несовершеннолетних, а «детей-маугли» может стать гораздо больше.
Показать все остальные посты

Настройки







Режим "полный" означает, что на странице аналитики канала все разделы будут отображаться сразу, блок за блоком.

Режим "со вкладками" означает, что в аналитике каналов страница будет поделена на разделы со вкладками для ускорения загрузки и отрисовки страницы.