Телеграм канал 'Оксана Пушкина. Женский взгляд'

Оксана Пушкина. Женский взгляд


4'190 подписчиков
0 просмотров на пост

Депутат Государственной Думы РФ Оксана Пушкина

Детальная рекламная статистика будет доступна после прохождения простой процедуры регистрации


Что это дает?
  • Детальная аналитика 187'732 каналов
  • Доступ к 68'313'823 рекламных постов
  • Поиск по 259'573'177 постам
  • Отдача с каждой купленной рекламы
  • Графики динамики изменения показателей канала
  • Где и как размещался канал
  • Детальная статистика по подпискам и отпискам
Telemetr.me

Telemetr.me Подписаться

Аналитика телеграм-каналов - обновления инструмента, новости рынка.

Найдено 124 поста

Спасибо за приглашение к участию от ребят из команды Illuminator.info — проекта для родителей, которые хотят разобраться в вопросах ориентации, гендерной идентичности, и лучше понимать своих детей.

Ребенок должен быть любимым, без любви нет семьи. Записала видео о том, как важно не бояться того, что ребенок — не такой как все, важно принимать детей такими, какие они есть, поддерживать их и расти вместе с ними. Только родительская помощь, уважение, способность слушать и принимать своих детей такими, какие они есть, смогут дать опору и поддержку в сложностях взрослой жизни. В которой, к сожалению, много ненависти. Хотелось бы, чтобы ненависти в окружающем нас мире стало меньше, и появилось больше любви.

https://youtu.be/yMnRZ88gbBQ
Web-страница:
Оксана Пушкина обращается к родителям ЛГБТ-людей
Депутат Госдумы Оксана Пушкина обращается со словами поддержки к родителям ЛГБТ-людей в эксклюзивном интервью проекту “Иллюминатор”.

Это видео создано в рамках Недели каминг-аута, которая проходит онлайн с 11 по 16 октября. Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить новые видео:

Instagram: https://www.instagram.com/illuminator.info/
ВКонтакте: https://vk.com/illuminator_project
Facebook: https://www.facebook.com/illuminator.info

Помочь проекту: https://money.yandex.ru/to/4100115915375192


____________________________________________

Иллюминатор — это просветительский проект для родителей ЛГБТ-людей, которые хотят разобраться в вопросах сексуальной ориентации и гендерной идентичности, чтобы лучше понимать своих детей.

Зайдите на наш сайт, чтобы узнать больше: http://illuminator.info/
Хорошие новости по нашим поправкам в ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», которые должны урегулировать работу беби-боксов — в правительстве сочли вопрос об «окнах жизни» достаточно актуальным, чтобы вернутся к его рассмотрению. Проект поправок направлен во все профильные министерства — отзывы планируется собрать к 20 октября.

Так что за поправки мы еще поборемся — спасибо правительству Мишустина, где, в отличие от думского комитета по делам семьи и детей, понимают ценность детских жизней. Пока закон о бэби-боксах не принят, мы так и будем читать чудовищные сводки о погибших новорожденных. В конституции мы закрепили, что дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Пора переходить от слов к делу.
Изображение
Нижегородский губернатор Глеб Никитин — об Ирине Славиной. Откровенно, уважительно, принимая на себя ответственность за то, чтобы ее память была чиста:

Мы общались по разным поводам. С самого начала моей работы в регионе она задавала неудобные вопросы. Я отвечал честно, и, думаю, поэтому в итоге мы общались конструктивно и по-человечески! Знаю, что со взаимным уважением.

Как-то Ирина предложила мне поехать вместе с ней в отделение паллиативной помощи в 30-ой больнице. «А давайте вместе посмотрим, как там на самом деле?!» — так звучало ее предложение.
В результате в паллиативном отделении был сделан ремонт и закуплено оборудование.

Потом была дискуссия о судьбе березовой рощи в Верхних Печерах, где хотели построить торговый центр. Ее позиция по этому вопросу помогла сохранить зеленую зону.

Именно за профессиональную журналистскую работу и неравнодушие в 2019 году вручал ей официальную благодарность губернатора. Она была ярким и неравнодушным человеком.

Я предприму все усилия для того, чтобы расследование обстоятельств, приведших к трагедии, было на контроле на самом высоком уровне.

https://www.instagram.com/p/CF647xiJy2h/?igshid=17f3bwpzpme7m
Web-страница:
Глеб Никитин
Ирина Славина добровольно и страшно ушла из жизни. Я не могу в это поверить. Есть ситуации, когда лишние пустые слова просто неуместны. Но я решил для себя, что промолчать и не выразить человеческое отношение к произошедшему просто не могу. Хотя бы потому что я знал Ирину лично. Мы общались по разным поводам. С самого начала моей работы в регионе она задавала неудобные вопросы. Я отвечал честно, и, думаю, поэтому в итоге мы общались конструктивно и по-человечески! Знаю, что со взаимным уважением. Как-то Ирина предложила мне поехать вместе с ней в отделение паллиативной помощи в 30-ой больнице. «А давайте вместе посмотрим, как там на самом деле?!» - так звучало ее предложение. В результате в паллиативном отделении был сделан ремонт и закуплено оборудование. Потом была дискуссия о судьбе березовой рощи в Верхних Печерах, где хотели построить торговый центр. Ее позиция по этому вопросу помогла сохранить зеленую зону. Именно за профессиональную журналистскую работу и неравнодушие в 2019 году вручал ей официальную…
«Слышится отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный». А.П. Чехов.

Отчаянный акт самоубийства нижегородской журналистки Ирины Славиной не отпускает, не даёт покоя. Хочется что-то сказать, даже прокричать, но не получается… Ком в горле и пустота в душе. Потому что эта история запредельно чудовищна, а мотивы, побудившие Ирину совершить самосожжение, наоборот, предельно понятны. Обострённое чувство справедливости, без которого невозможна настоящая журналистика, нестерпимая боль и отчаяние стали причиной этого шага. Мне самой знакомы эти чувства, поэтому трагедию Ирины Славиной я воспринимаю, как свою собственную.

Где они, пределы терпения? Как долго можно закручивать гайку, пока не сорвётся резьба, и весь механизм полетит к чёртовой матери? Как долго можно натягивать струну, пока она не лопнет, и этот звук, как чеховском «Вишнёвом саду», перечеркнёт всё, что было прежде. Иринина струна лопнула, её жизнь оборвалась, и ничего уже не исправить.

Я сама каждый день проверяю себя на прочность, решительность и способность к действию. Бесконечные доносы и угрозы физической расправы за работу над законом о домашнем насилии – всё это меня только закаляет. Моя струна тоже натянута, но я помню: любое испытание – это шанс стать сильнее. И дальше иду напролом.

Я далеко не во всём разделяю взгляды Ирины Славиной, но её гражданскую позицию нельзя не уважать. Как журналистка и как женщина она остро чувствовала дух времени и чужую боль воспринимала как свою. Всегда остра на язык, всегда на передовой, она без недомолвок и компромиссов описывала наши реалии. Она писала, и её не слышали. Она замолчала, и её молчание услышала вся Россия.

Сейчас легче всего объявить Ирину Славину невменяемой, но в эту версию я не верю. На заре перестройки нас, журналистов, писавших правду, тоже называли шизофрениками. Но время всё расставило по своим местам.

Обстоятельства, предшествовашие самоубийству нижегородской журналистки Ирины Славиной должны быть расследованы самым тщательным образом. Я верю, что Следственный Комитет, Генпрокуратура, нижегородский губернатор Глеб Никитин — что мы все в равной степени хотим верховенства закона и справедливости по отношению к Ирине и к ее семье. Это необходимо не только родным и близким Ирины, её коллегам и читателям. Это нужно нам всем: депутатам, чиновникам, сотрудникам правоохранительной системы. Нужно, чтобы остаться людьми.

Направляю депутатский запрос генпрокурору Краснову и главе СК Бастрыкину с тем, чтобы разобраться — насколько адекватны и обоснованы были действия сотрудников в ходе проведенного накануне гибели Ирины обыска. Уверена, что целесообразность подобного разбирательства не вызовет никаких сомнений. Наша задача не только уважать память трагически погибшей журналистки, но и добиться справедливости для ее семьи. Только проведя работу над ошибками, мы можем быть уверены, что сделали все для того, чтобы трагедия не повторилась.

Приношу глубокие соболезнования семье Ирины: её маме, мужу, дочери и сыну, которым сейчас нужна наша поддержка. Чтобы осознать и принять случившееся потребуется время, много времени. Но я хочу, чтобы дети Ирины знали: их мама жила и работала ради более справедливого и счастливого будущего. Она без остатка отдала себя тому, во что верила. И ушла так, что каждый из нас мучительно почувствовал, каково это, быть Человеком.

Вечная память.
Web-страница:
Полный П
Семье трагически погибшей нижегородской журналистки Ирины Славиной сейчас очень нужна любая помощь — в том числе, финансовая. Очень важно поддержать ее родных в этой чудовищной ситуации. Реквизиты для помощи:

Карта Сбербанка 4276420022611254
Алексей Викторович Мурахтаев (муж).
На днях на Лукинском кладбище в Серпухове нашли труп младенца. Мальчик прожил на свете три дня и, по всей видимости, был убит собственной матерью. Событие страшное и даже чудовищное потому, что такие новости у нас не редкость… В стране, где по новым поправкам в Конституцию, дети объявлены важнейшим приоритетом государственной политики!

Всякий раз, когда я слышу об очередном младенце, выброшенном в окно или удушенном пластиковым пакетом, найденном в мусорном контейнере или в канализации, я вспоминаю наш законопроект о бэби-боксах. Он уже четыре года лежит в Государственной думе без шансов быть принятым в обозримой перспективе. Кто-то из депутатов, ранее выступавших за легализацию «окон жизни», публично переменил своё мнение, кому-то просто плевать. Одним словом, воз и ныне там. Сегодня его отклонили. Теперь места анонимного оставления детей существуют полулегально.

Я своей позиции никогда не меняла и по-прежнему считаю, что «окна жизни» – один из немногих способов профилактики таких преступлений, как «убийство матерью новорожденного ребёнка» и «оставление в опасности». Конечно, анонимный отказ от ребёнка, как и любое уклонение от воспитания и содержания детей, с моральной точки зрения неприемлемы. Но бэби-боксы открывают с одной единственной целью – сохранить жизнь младенца, которого собираются подбросить или убить.

Я внимательно слежу за экспериментом в Люберцах, где с 2013 года открыт бэби-бокс при детской районной больнице №3. Я изучала опыт работы этого «окна жизни» в комиссии по социальным вопросам Общественной палаты Московской области, позже – будучи уполномоченным по правам ребёнка в Подмосковье. Сделанные мной выводы легли в основу законопроекта, который я подготовила и внесла в Государственную Думу. Судите сами: за время своей работы бэби-бокс в Люберцах спас 51 младенца. Подавляющее большинство детей были усыновлены или взяты в приемные семьи. Их судьбы складываются счастливо, они живут с любящими родителями, которые при усыновлении прошли строгий отбор. У нас действуют 19 бэби-боксов в 16 регионах страны, они спасли 108 детей – это шесть классов средней школы! Кстати, самые старшие дети, прошедшие через «окна жизни», в следующем году пойдут в первый класс. Я обязательно сделаю фильм об этих ребятах, чтобы никто больше не смел поднять голос на врачей, работников социальной сферы и благотворительных организаций, которые подарили им жизнь.

Бэби-боксы продолжают спасать жизни благодаря стараниям неравнодушных людей, хотя порядок их работы на законодательном уровне по-прежнему не урегулирован. Нет единых требований к порядку создания и эксплуатации «окон жизни», а главное, не закреплен статус детей, которых оставляют в подобных местах. Наш законопроект призван устранить эти пробелы, но, к сожалению, он «застрял» в Госдуме. Мы получили отрицательные отзывы от правового управления нижней палаты и министерства здравоохранения РФ. Если формальный подход правового управления к нашей инициативе ещё можно объяснить, то позиция минздрава мне абсолютно непонятна. Как и безразличие коллег-депутатов, многие из которых понимают, что бэби-боксы объективно нужны. Пора признать, что без политической воли высшего руководства страны продолжаться это может очень долго.

Я системный человек и прекрасно понимаю, что эффективная работа возможна только в команде. Но если под угрозой оказывается право на жизнь – высшая ценность человека – компромиссы для меня невозможны. В противном случае депутат превращается в бездумного робота, а Госдума – в машину по производству равнодушия, которое, говоря словами Мартина Лютера, «страшнее войны».

Закон о бэби-боксах призван защитить право на жизнь каждого младенца, чья мать оказалась в тяжёлой ситуации. А такие ситуации случаются, и в условиях роста безработицы их может стать гораздо больше. Пора отставить в сторону лицемерие и ханжество, ведь чужих детей не бывает. Я прошу всех коллег-депутатов задуматься об этом, ведь пока закон о бэби-боксах не принят, государство несёт ответственность за каждую трагедию, подобную той, что случилась в Серпухове.
Как зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей я много общаюсь с современными родителями и знаю, какие проблемы их беспокоят. Поэтому результаты опроса сервиса «Доктор рядом» не оказались для меня сюрпризом: три четверти россиян действительно поддерживают идею ввести в школах уроки сексуального просвещения. О том, что такие уроки современным школьникам необходимы, я не устаю говорить последние шесть лет.

Россияне проявляют поразительное единодушие: вопросы сексуального воспитания в том или ином виде нужно обсуждать в школе, считают 98,1% опрошенных. И это неудивительно, ведь мы живём в информационном мире. И если не говорить с детьми о сексуальных отношениях в семье и школе, они наверняка узнают о них на улице и в интернете. И, скорее всего, сделают неправильные выводы.

Сексуальное просвещение в школах для нашей страны вовсе не является чем-то новым, как пытаются это представить ультраконсерваторы. Так, например, в «продвинутых» школах Советского Союза этим занимались врачи: с мальчиками разговаривали урологи, с девочками – гинекологи. Медики учили ребят адекватно воспринимать взросление своего тела, предупреждали об опасности венерических заболеваний и нежелательной беременности. И это никого не вгоняло в краску! Прошло 40 лет и Россия откатилась далеко назад, теперь сексуальное просвещение детей у нас пытаются представить порождением развратного западного общества. В результате мы получаем проблему подростковых беременностей, а распространение ВИЧ в России давно приобрело характер эпидемии. Такую цену мы платим за упрямое нежелание признать существующую проблему.

Пока на официальном уровне звучат заявления вроде: «СПИД – это божье проклятие», к сожалению, ни о каком сексуальном просвещении говорить не приходится. А без него нельзя решать другие важнейшие задачи, например, заниматься эффективной профилактикой абортов. Другими словами, политика государства в этой сфере должна быть последовательной и системной. И, конечно, прежде всего, она должна защищать интересы молодёжи, которой принадлежит будущее.

Пора перестать бояться говорить с детьми о рисках, которые подстерегают их во взрослой жизни. Ханжество и лицемерие старших вынуждает молодёжь платить за свои ошибки высокую цену. Если мы хотим добра нашим детям и внукам, нельзя прятать глаза в пол от неудобных вопросов. Государственная политика в отношении сексуального воспитания подростков должна измениться и, я уверена, изменится. Ведь, как показывает соцопрос, этого ждёт подавляющее большинство россиян.

https://www.rbc.ru/society/07/09/2020/5f55b0359a7947192a750dcf
Web-страница:
Россияне поддержали введение уроков сексуального просвещения в школах
Большинство опрошенных россиян поддерживают идею ввести уроки сексуального воспитания в школах, показал опрос сервиса «Доктор рядом». По мнению респондентов, о средствах контрацепции детям должны расс
Женский взгляд на события в Белоруссии

Смотрю в сети многочисленные видео из Белоруссии и вглядываюсь в глаза женщин, вставших в цепи солидарности на улицах Минска и других городов. В этих глазах – смелость и готовность к борьбе за человеческое достоинство, против бесправия и насилия. И я всё больше убеждаюсь в том, что политический конфликт в Белоруссии имеет очевидную гендерную специфику, и женщины играют в нём беспрецедентно важную роль.

Белорусские женщины не стремились участвовать в политике, их вынудил это сделать Лукашенко. Арестовав кандидатов-мужчин, он не поверил в потенциал женщин, допустив до выборов Светлану Тихановкую. После объединения штабов Лукашенко на языке бытового сексизма начал унижать тех, кто стал олицетворением белорусской альтернативы: Светлану Тихановкую, Марию Колесникову и Веронику Цепкало. Всё это накапливалось и на фоне вспышки государственного насилия вылилось на улицы: женщины в белых платьях с цветами перед колоннами ОМОНа стали символом мирного сопротивления белорусов.

Опросы общественного мнения показывают, что женщины во всём мире намного меньше мужчин терпимы к насилию. Безжалостное подавление протестов, жуткие видео-ролики, облетающие интернет, подтолкнули белорусских женщин к выходу на улицы. Потому что мы, женщины, к подобным ужасам особенно чувствительны. Мы рождаем и оберегаем жизнь. Мы стремимся любить и воспитывать детей яркими и независимыми, принимаем их такими, какие они есть. И, конечно, не хотим, чтобы наших детей избивали на улицах родных городов.

Я не знаю, чем закончатся события в Белоруссии, и никого ни к чему не призываю. Но молчать о происходящем тоже нельзя. Пришло время поиска новых смыслов и критического анализа ситуации не только в Белоруссии, но и у нас, в России. Я в очередной раз убедилась в этом на встрече с участниками молодёжного форума «Территория смыслов» в Солнечногорске. Молодые люди и особенно девушки не согласны с утверждением: кто сильный, тот и главный. Они требуют уважения к себе со стороны власти и законодательной защиты от насилия. Я верю в женский взгляд в политике и вижу его в глазах белорусок, которые принимают участие в акциях ненасильственного сопротивления. Они – упрёк режиму Лукашенко и надежда для всех, кто верит в лучшее будущее для себя и своих детей.
У меня, как у журналиста, вызывает крайнее опасение ситуация с задержанием коллег по профессии в Беларуси. Знаю, что многие сотрудники СМИ были задержаны жестко, с необоснованным применением силы, с побоями, даже после предъявления пресс-карт и аккредитаций.

Наши официальные лица сейчас работают над освобождением российских журналистов. Однако белорусская сторона почему-то проявляет незавидное упорство — и в настоящий момент есть серьезные опасения касательно судьбы, как минимум, журналиста РБК Максима Солопова и троих стрингеров агентства Ruptly.

Как журналист, как депутат Государственной Думы РФ я присоединяюсь к требованиям немедленно обеспечить российской стороне связь с задержанными, а также воздержаться от попыток преследования сотрудников СМИ за их профессиональную деятельность. Надеюсь, Александр Лукашенко и его команда не станут чинить препятствия представителям нашей профессии в осуществлении профессиональных обязанностей.
Призывы законодательно ограничить суррогатное материнство звучат у нас не впервые, и мне очень жаль, что сейчас противники этой репродуктивной технологии в буквальном смысле используют запутанную ситуацию, боль родителей и интересы детей для того, чтобы манипулировать общественным мнением. Я не поддерживаю предложение коллеги Ирины Яровой по запрету суррогатного материнства для иностранцев, и меня удивляет сама постановка вопроса.

Суррогатное материнство — это репродуктивная технология, вид медицинской помощи, и мне совершенно не ясно, как юридически возможно дискриминировать иностранцев в оказании медицинских услуг на территории России. Есть международные обязательства по вопросам медицины, есть правительственные постановления, приказы Минздрава, которые закрепляют право иностранных граждан на получение медпомощи, и вносить туда ограничения — это скользкая дорожка. Что потом — запретим переливать иностранцам кровь российских доноров? Закроем динамично развивающийся медицинский туризм, благодаря которому прогресс нашей медицины ускоряется, от чего выигрывают, в первую очередь, наши граждане?

Чьи интересы мы защищаем? Если интересы ребенка, то почему в настоящий момент семеро малышей находятся в подмосковном детском доме для детей-инвалидов, а их родители рискуют получить срок за «покупку» своих родных деток? Почему в СИЗО оказались врачи с мировым именем, которые помогли тысячам женщин испытать радость материнства? Почему мы в очередной раз слышим аргументы про «инкубатор для иностранных геев», а не реальные мнения профессионального сообщества и самих суррогатных мам? Мы уже проходили это, когда обсуждали запрет абортов — там тоже поборники нравственности постоянно пытаются лишить женщин права распоряжаться своим телом.

Суррогатное материнство — действительно сложная тема, затрагивающая интересы сразу нескольких сторон. Но наша задача, как законодателей, не запрещать — тем более, что сторонники идеи запретить сразу всем, а не только иностранцам, тоже возвысили свой голос. Коллеги, у нас приоритетнейшая задача — демографическая политика, лично Путиным поставленная. Мы сегодня запретим суррогатное материнство, завтра — донорство эмбрионов, послезавтра — донорство яйцеклеток и сперматозоидов. И у нас будет уничтожена репродуктивная медицина, наши специалисты, лучшие в мире, сильнейшие в мире, уедут на запад. Бабкам-повитухам роддома отдадим? Лишим десятки тысяч женщин материнского счастья?

Коллеги, мы живем не на страницах учебника по семьеведению. Десятки тысяч россиян стали родителями благодаря современным достижениям репродуктивной медицины. Называть их аморальными и безнравственными — значит, не уважать их право на семью и на счастье. Вопрос суррогатного материнства нуждается в урегулировании, в защите прав и закреплении обязанностей сторон. Для этого нам необходимо вдумчивое обсуждение соответствующего законопроекта с профильными экспертами, а не популистские запреты, подкрепленные очередным шатким «делом врачей».
О любви, семье, детях, карьере, традиционных ценностях, сексуальном просвещении, домашнем насилии, о людях с инвалидностью и с ОВЗ, о нарушениях прав человека, о человеческом достоинстве и светлом будущем в нашей любимой России поговорила сегодня с молодыми, прогрессивными, креативными ребятами на форуме «Территория смыслов», Пытливые, вдумчивые, небезразличные и очень позитивные участники. Вопросы острые. Темы непопулярные. Суждения неординарные. Спасибо организаторам за возможность неформального общения!

Еще больше захотелось воскликнуть: «Мы хоть понимаем, для кого пишем законы, меняем, в частности, Семейный кодекс? Между законотворчеством и молодежью—мировозренческая пропасть. Не разговаривая с детьми по душам, не вникая в их реальные(!) проблемы, не признавая свои ошибки и не мечтая вместе(!) с ними, не построить прогрессивного общества. Мракобесие, против которого сегодняшняя молодая аудитория была настроена решительно, можно победить только вместе! Спасибо, ребята, за искренность и #заздравыйсмысл
Изображение
Дагестанской журналистке Светлане Анохиной угрожают убийством и обещают «разобраться с феминистками»: Анохина возглавляет издание «Даптар», которое пишет о проблемах женщин на Кавказе.

Очень хорошо понимаю, через что сейчас проходит Светлана. 20 лет назад точно так же было невозможно даже на федеральном уровне поднять в медиа тему феминизма, тему женских прав и мужского насилия, без того, чтобы не получить в курилке от коллег "Да ты чего... Он же тебя уничтожит. Так не принято".

Будем бороться, чтобы ситуация продолжала меняться. Женщины должны иметь право голоса — и в Москве, и на Кавказе, и на Дальнем Востоке. И проблемы у нас остаются схожими.

Написала зампрокурора Буксману официальное депутатское обращение по поводу угроз, поступающих Светлане Анохиной. Будем держать ситуацию на контроле.
Изображение
Ознакомилась с текстом жалобы на пропаганду феминизма в сериале «Чики» — и это выдающийся текст эпохи. «Но есть нюанс».

Автор жалобы Ольга Баранец не является ни омбудсменом, ни реальным членом института уполномоченных по правам человека в России. «Общественный уполномоченный» — это самоназвание, такое же, как называть себя Наполеоном в стенах специализированных медицинских учреждений.

Чем прославилась «неуполномоченная»? Выступает за физические наказания детей, против вакцинации, заявляла, что от насилия в семьях мужчины страдают чаще, чем женщины. Борется с книгами — например, добилась грифа 18+ на детской книжке о самураях из-за упоминания там харакири. Досталось в своё время от Баранец даже организаторам акции по отказу от излишних цветов на 1-е сентября и перечислении освободившихся денег на благотворительность. Тогда «неуполномоченная» осудила и Нюту Федермессер, и фонд «За жизнь», и даже сайт Правмир как «псевдоправославный ресурс», который, «стараясь изо всех сил», «агрессивно продвигал акцию». Сама она выступает за другие сайты — например, предложила создать интернет-ресурс с материалами комиссии по реабилитации Григория Распутина.

Юридического и педагогического образования у госпожи Баранец не имеется, но это не мешает ей выступать экспертом по вопросам семьи, а также оказывать юридические консультации — даже осуществлять экспертизу законопроектов и выступать в Совете Федерации.

О качестве этой «экспертизы» можно судить по тексту жалобы Баранец на сериал «Чики». Абсолютно безграмотная, юридически ничтожная бумажка, написанная человеком, который не знает ни русского языка, ни российских законов, и вдобавок, не дружит со здравым смыслом.

Пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений Баранец усмотрела в том, что сын главной героини сериала переодевается в женскую одежду и наносит макияж. Партия Ратмира в опере «Руслан и Людмила» Глинки написана для женщины — не будем ставить детям Глинку? «Джентльменов удачи» запишем в гей-пропаганду? Половину юмористических телешоу и почти все «Голубые огоньки» тоже запретим? А вслед за ними радугу, мороженое и все, на что укажет больная фантазия самозванок-уполномоченных?

Мужчины в сериале, по мнению Баранец, «выступают в роли исключительно сутенеров, бывших уголовников, бандитов, применяющих насилие в отношении окружающих, встречаются также безвольные и ни на что неспособные личности, что является пропагандой феминизма и действиями, направленными на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, возбуждение ненависти либо вражда». Если исходить из подобной логики, то общественная деятельность самой Баранец — это агрессивная пропаганда мизогинии и возбуждения ненависти к женщинам.

Из текста жалобы, кстати, очевидно, что Ольга Баранец даже не посмотрела сериал. Поэтому ее обращение я считаю заслуженной высочайшей оценкой труду создателей и съемочной группы. Ира Горбачева, Ира Носова, Варя Шмыкова и Алена Михайлова воплотили настолько острые, яркие и убедительные женские образы, женские судьбы, что даже самых консервативных персонажей начинает, против их воли, тянуть к феминизму. Это удивительная, освобождающая миссия искусства, и большая заслуга создателей сериала — начать говорить о реальных людях и реальных проблемах, отбирая эту повестку у самозванцев и мракобесов. Если такие, как Баранец, заволновались — значит, начало положено.
Суррогатное материнство — не преступление, и попытки криминализовать эту сферу вызывают серьезную тревогу. Новое дело о суррогатном материнстве, возбужденное в Москве и Подмосковье, пока что ставит больше вопросов к следствию, чем ответов.

К сожалению, несмотря на то, что суррогатное материнство в России разрешено, сфера правовых вопросов вокруг него так до конца и не урегулирована. Соответствующие законопроекты, которые попадали в Госдуму, встречали сопротивление консервативных лоббистов и РПЦ, поэтому многие нюансы СМ до сих пор остаются в серой зоне. Сейчас на эту правовую неопределенность наложилась пандемия. Результатом стало новое «дело врачей» — обвинения в «торговле людьми», которые Следственный комитет выдвинул против группы известных и уважаемых репродуктологов.

Я считаю, что расследование этого дела должно быть максимально открытым и беспристрастным. Необходимо исходить из презумпции невиновности участников, не допуская, чтобы закон подменялся чьими-то конъюнктурными представлениями о нравственном и безнравственном. Серьезнейшие обвинения в торговле людьми не могут ставиться чисто формально, пользуясь недоурегулированностью правоотношений.

Сейчас мы видим именно такой, чисто формальный подход под благим предлогом защиты прав ребенка. Как получилось, что под этим предлогом найденные дети отправились не в семью, к любящим родителям, и даже не остались с персональными нянечками? Сейчас все они в детском доме для малышей с поражениями нервной системы, где рискуют разве что эти поражения заполучить. В ближайшее время к ним рискуют присоединиться десятки других деток, рождение которых курировали обвиняемые. Их беременные суррогатные мамы остались сейчас без средств к существованию, без медпомощи, потому что счета репродуктивного центра заблокированы. Одна из суррогатных мам уже находится под следствием. Даже кровные родители рискуют получить статью как «покупатели» своих родных детей.

В моей приемной лежат десятки писем от взволнованных женщин, которые умоляют не допустить лишения их права быть матерями, не допустить криминализации суррогатного материнства. Но проблема гораздо шире — каждый год в России несколько тысяч малышей рождаются у суррогатных мам, и эта цифра постоянно растет. Такие дела, как нынешнее уголовное дело против репродуктологов, на мой взгляд, противоречат демографической политике, заявленной президентом Владимиром Путиным. Будем бороться за принятие отдельного внятного закона о суррогатном материнстве.
Еще одна инициатива Мизулиной — запрет на заключение однополых браков (в том числе при смене пола) и усыновление детей такими парами. Эти инициативы я считаю дискриминационными и антиконституционными. Они прямо противоречат 19-й статье Конституции, которая гарантирует равные права и свободы гражданам независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения.

В нынешней редакции Семейного кодекса уже есть 12-я статья, в соответствии с которой «для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак». Ее предлагается изменить так, чтобы исключить возможность вступать в брак лицам одного пола как по паспорту, так и по свидетельству о рождении. Фактически, это прямой запрет на вступление в брак для транс*людей. Это нарушает и конституцию, и ратифицированные Россией декларации - Европейскую конвенцию о защите прав и основных свобод, а также Всеобщую декларацию прав человека.

То же и с запретом на усыновление для однополых пар. Как госпожа Мизулина собирается проверять личную жизнь одиноких усыновителей? Почему на основании искаженных представлений о нравственности дети могут должны быть лишены права на счастье и семью?

Готовы ли мы в XXI веке с трибуны Государственной думы заявлять, что ЛГБТ и транс* люди являются в России гражданами второго сорта? Что человек, чья личная жизнь отличается от нашей — untermensch, «недочеловек»?

Мизулина и ее коллеги даже не понимают, скольких граждан России коснутся предлагаемые ими изменения, потому что в нашей стране не ведется даже примерная статистика однополых пар и трансгендеров. Конституция, за которую я голосовала, гарантирует равные права каждому. Надеюсь, что российское законодательство останется в закрепленных конституционно рамках.
Ознакомилась с законопроектом сенатора Мизулиной об изменениях в Семейный кодекс. Многое там — бездумно. Многое — попросту вредно.

Усложнение процедуры изъятия детей из неблагополучных семей может поставить под угрозу их безопасность и лишить государство инструментов воздействия на такие семьи. Я согласна с тем, что процедуру изъятия детей из семьи нужно совершенствовать. Органы опеки нередко совершают ошибки, но усложнение процедуры само по себе не даст нам желаемого результата. Если бы все было так просто! Бездумный запрет может просто парализовать профилактику насилия в отношении детей.

Реформировать службу опеки нужно не путем ограничений, а путем качественного улучшения их работы. Утвердить понятные и единые для всех критерии эффективности работы этих структур, привлечь туда профессиональных юристов и психологов. Сделать эту работу прозрачной и понятной обществу. Частью этой реформы может стать усложнение процедуры изъятия детей.

Те же ограничения на изъятия детей, которые предлагает Мизулина, грозят лишь усугубить ситуацию. Нельзя решить кризис, в котором находится служба опеки, с помощью примитивных запретов и дальнейшей бюрократизации, усложнения процедур. Мы просто рискуем запереть детей-жертв с родителями-тиранами, лишить государство инструментов воздействия на такие семьи. В серой зоне окажутся самые страшные преступления в отношении несовершеннолетних, а «детей-маугли» может стать гораздо больше.
Не могу перестать думать о трагической смерти 23-летней Мадины Умаевой из Гудермеса – красивой, доброй, ни в чём не виноватой чеченской девушки. После её гибели без матери остались трое маленьких детей и родственники, которые не могут найти правду. Осталось огромное количество вопросов, которые не перестают волновать граждан Российской Федерации.

Эта история ужасна во всех своих аспектах и оставить её без внимания просто нельзя. Я прекрасно понимаю, что семейные отношения в Чеченской Республике имеют свою специфику, обусловленную традициями. Но есть уголовно-процессуальный кодекс, который должен неукоснительно соблюдаться во всех без исключения регионах. Если закон нарушается в одном месте, он будет нарушаться повсеместно.

Я не в праве судить о том, была ли Мадина Умаева убита. Но эта трагедия и последовавшие за ней события не укладываются в версию об эпилептическом припадке. Нет официально обнародованных результатов патологоанатомической экспертизы, нет причины смерти, Однако мать Мадины после беседы с Рамзаном Кадыровым была вынуждена извиниться перед семьей ее мужа, которого она заподозрила в домашнем насилии. Считаю, что в сложившейся ситуации глава республики Рамзан Кадыров повёл себя некорректно по отношению к убитой горем матери. На мой взгляд, был нарушен принцип справедливости, который для кавказцев не менее важен, чем для жителей других регионов России. Кроме того, для главы республики, для человека его статуса и положения в обществе, абсолютно недопустимо оправдывать домашнее насилие. И дело не в том, что в Чечне какие-то другие нормы семейной жизни — закон един для всех.

В этой чеченской трагедии мы видим, насколько остро стоит проблема домашнего насилия в стране. Несмотря на то, что в Чечне она имеет свою специфику, это наша общая беда, бороться с которой нужно на уровне федерального законодательства. Нам нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, возможно, на Севером Кавказе он актуален ещё больше, чем в других регионах. Федеральные власти должны чётко обозначить рамки допустимого, зафиксировать общую норму – домашнему насилию нет оправданий. Это объединит страну.

Искренние соболезнования родным и близким Мадины Умаевой. Скорблю вместе с вами.

https://zona.media/article/2020/06/24/umaeva
Web-страница:
«Должна была цепляться за свой брак». Как Рамзан Кадыров разобрался в деле о гибели молодой чеченки
Мать погибшей чеченки Мадины Умаевой в эфире телеканала «Грозный» извинилась перед Рамзаном Кадыровым: она считала дочь ...
Из-за коронавируса «Тотальный диктант» впервые за свою 17-летнюю историю был перенесен на осень. Но ко Дню русского языка, который отмечается в день рождения Пушкина 6 июня, мы подготовили онлайн-сюрприз для всех, кто любит учиться и проверять свои знания.

Сегодня стартовал Всероссийский Цифровой Диктант по русскому языку, организованный ОНФ, РОЦИТ и РАЭК при экспертной поддержке всемирного просветительского проекта «Тотальный диктант». Онлайн-акция продлится до 15 июня.

Подобная акция на сайте Цифрового Диктанта проводится впервые и станет одной из самых масштабных проверок знаний по русскому языку в дистанционном формате. В специальном разделе на сайте цифровойдиктант.рф каждый сможет оценить не только свой уровень владения русским языком, но и собственные навыки коммуникации — надеюсь, за время самоизоляции они у нас не ухудшились!

Присоединяйтесь к Цифровому диктанту по ссылке: https://russian.digitaldictation.ru/
Видео/гифка, 106 сек, Маруся Пушкина ver 3.mp4
Креатив «РИА ФАН» на тему поправок в конституцию продолжается. Думала, что нашумевший ролик о детях и семье геев — это верх цинизма, но нет. Очередной сюжет, очередное эксплуатирование детей в кадре. С точки зрения человека творческой профессии, создавшего свой «тв-продукт», который успешно существовал более четверти века на экране, должна сказать, что это, по сути, бездарное и ущербное зрелище, буквально: «Вон из профессии!»

Как человек с опытом защиты прав детей, а ныне с законодательной практикой, вижу множество нарушений, допущенных при производстве этих роликов. Достаточно сказать, что даже процитированный в них текст поправок далек от вынесенного на утверждение итога. Зато в избытке присутствуют манипуляции, передергивания и эксплуатация детей, которых используют то ли в агитации, то ли в рекламе, но точно не в «информировании», дозволенном ЦИК.

Уверена, настало время дополнить и разъяснить положения Закона о рекламе и агитации, касающиеся защиты несовершеннолетних при производстве, размещении и распространении рекламных и агитационных материалов. Уверена, что при разработке подобных положений мы должны руководствоваться именно предлагаемым в Конституцию тезисом — дети это главное достояние Российской Федерации, а вовсе не расходный материал для чьих-то политических нечистоплотных игр.
Web-страница:
Пригожинская медиагруппа сняла ролик про геев в поддержку поправок к Конституции
Медиагруппа «Патриот» выпустила агитационный ролик в поддержку поправок к российской Конституции. Видео пропагандирует не только сами поправки, но и гомофобию.
1 июня. От чего мы защищаем наших детей?

Сегодня работаю дома – разбираю письма от своих избирателей и не только, ко мне обращаются люди со всей страны. Большинство обращений в последнее время поступает от жертв домашнего насилия. Женщины просят не только защитить их от побоев и издевательств, но и хотят избавить от этих ужасов своих детей. Психическое благополучие несовершеннолетних беспокоит пострадавших не меньше, чем собственная безопасность. И это навело меня вот на какие мысли…

В моём советском детстве День защиты детей праздновали очень широко – с пионерскими линейками, шариками и голубями, которых отпускали в небо. Главной опасностью тогда считалась большая война, угроза которой висит над планетой. И взрослые ради детей должны сохранить мир, такой была основная мысль. При этом в самих советских семьях права детей часто ущемлялись – их ставили в угол, «воспитывали ремнём», всё это считалось нормой. Участковые и комиссии по делам несовершеннолетних вели профилактику серьёзных преступлений. Но родители имели негласное право на насилие в воспитательных целях. «А как ещё объяснить ребёнку, что он поступает неправильно?», - говорили тогда.

Я росла гиперактивным и своенравным ребёнком, родителям было со мной непросто. Когда у них лопалось терпение, они могли меня отшлёпать, чтобы я скорее поняла свои ошибки. Повзрослев и родив Артёма, я неосознанно перенесла эти методы воспитания в свою семью – могла ему поддать, как говорится, под одно место или потрепать за ухо. В моей родительской практике были допущены ошибки, которые я давно признала и обсудила с сыном. Для нашей семьи этот вопрос закрыт уже много лет.

Но призраки прошлого иногда возвращаются. Не так давно, именно в то время, когда я свалилась с коронавирусом, противники закона о профилактике семейно-бытового насилия попытались поднять хайп, разместив в сети фрагмент эфира «Первого канала» с моим участием. Это программа доктора-психотерапевта Андрея Курпатова, где я рассказываю о своём опыте материнства, признаюсь, что поступала неправильно. По законам жанра, в теле-шоу всё преувеличено, но я с интересом взглянула на себя 13 (!) лет назад.

«Бог – юморист: если не верите – посмотрите на себя в зеркало», - советовал Станислав Ежи Лец. Вернуться в прошлое – это полезный опыт, ведь большое видится на расстоянии. В особенности сейчас, когда мой сын вырос и воспитывает собственную дочь. Он и его жена не приемлят насилия, а внучка их слушается! И это удивительно, ведь девочка, по всей видимости, характером в меня. Но мои дети-сын и невестка- придерживаются современных принципов воспитания, основанных на доверии и взаимном уважении.

У каждого свой опыт и своя судьба. В том, что домашнее насилие опасно в любых формах, я окончательно убедилась, работая Уполномоченным по правам ребёнка в Московской области. Я узнала много страшных историй про детей, которых запирали в подвалах, пристёгивали к батареям. Одного ребёнка выбросили из окна, потому что он мешал родителям выяснять отношения. И каждая такая трагедия начиналась с банального «воспитания ремнём».

Судьба дала мне шанс проанализировать и исправить свои ошибки. Именно поэтому сейчас я борюсь за принятие закона о профилактике семейно-бытового насилия. Я работаю над ним вопреки травле и угрозам. Потому что сегодня наша страна может защитить детей от бомб, снарядов и даже коронавируса. А вот от домашних тиранов – по-прежнему нет. И пока в России нет закона против семейно-бытового насилия, День защиты детей должен быть прежде всего про это.

Любви и здоровья вам и вашим близким!

https://www.mk.ru/social/2020/05/31/oksana-pushkina-nasilie-v-seme-nachinaetsya-s-vospitaniya-remnem.html
Web-страница:
Оксана Пушкина: «Насилие в семье начинается с воспитания ремнем»
Для депутата Госдумы, зампреда Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксаны Пушкиной 1 июня праздник, можно сказать, профессиональный. Пушкина известна тем, что добивается скорейшего принятия Закона о профилактике семейно-бытового насилия. Мы узнали ее мнение, от чего сейчас нужно спасать наших детей.
Предложение детского омбудсмена Анны Кузнецовой снизить количество абортов, ограничив продажу соответствующих препаратов и уменьшив финансирование больницам в зависимости от количества проводимых абортов — классический пример того, как чиновники пытаются решать проблему непродуманными и опасными запретами, не понимая ни сути, ни причин возникновения проблемы.

Нужно ли власти работать над тем, чтобы снижать количество абортов, которое в нашей стране остается чудовищно высоким? Определенно, да. Но для российского Минздрава понятия «профилактика нежелательной беременности» и «профилактика абортов» - до сих пор принципиально разные вещи, и аборты мы профилактируем только тогда, когда нежелательная беременность уже случилась.

Сексуальное образование в России отсутствует — и противники абортов выступают против его введения, несмотря на то, что ученые напрямую связывают введение полового просвещения со снижением количества абортов, особенно у подростков. Современные методы планирования семьи не продвигаются государственной системой здравоохранения. Средства контрацепции не входят в систему обязательного медицинского страхования — зато в нее входит аборт, который и становится, по факту, популярным средством контрацепции для тысяч россиянок.

Вдобавок, надо думать еще и о том, почему женщины идут на аборт. Это происходит не потому, что они какие-то особо легкомысленные и аморальные, как пытаются навязать нам некоторые общественные деятели. У нас огромное число матерей-одиночек, для которых рождение еще одного ребенка повлечет нищенское существование, огромное количество задолженностей по алиментам. Рождение ребенка по-прежнему остается у нас основным риском скатывания в бедность. Вот с чем нужно бороться! Искусственно созданный дефицит медикаментов и давление на врачей едва ли решат проблему. Мы снова получим кустарные аборты, умерших младенцев и матерей, новорожденных, оставленных на улице.

Пока мы не решили острейшие социальные проблемы материнства и детства, любые запреты и ограничения на прерывание беременности будут плодить бедность и социальное неблагополучие.

https://www.rbc.ru/society/29/05/2020/5ed0c8319a79473f776ec900
Web-страница:
Оксана Пушкина назвала очень опасной идею об ограничении абортов
Депутат Оксана Пушкина и правозащитники раскритиковали предложения детского омбудсмена о сокращении числа абортов за счет финансового давления на медицинские учреждения и об ограничении продажи аборти

Найдено 124 поста