Телеграм канал 'KERIGMA'

KERIGMA


714 подписчиков
239 просмотров на пост

Дневник протоиерея Игоря Рябко

Детальная рекламная статистика будет доступна после прохождения простой процедуры регистрации


Что это дает?
  • Детальная аналитика 206'403 каналов
  • Доступ к 79'411'664 рекламных постов
  • Поиск по 304'935'091 постам
  • Отдача с каждой купленной рекламы
  • Графики динамики изменения показателей канала
  • Где и как размещался канал
  • Детальная статистика по подпискам и отпискам
Telemetr.me

Telemetr.me Подписаться

Аналитика телеграм-каналов - обновления инструмента, новости рынка.

Просмотр поста #542 от 2020-12-02 11:04:01

«Христианин не может не быть возвышенным! Ведь он молится и чувствует, что становится Богом, по благодати! Он становится пушинкой и в легкости парит свободным от помыслов умом. Поверьте, такое познание мира мыслью — не пустая фантазия… Когда я говорю «он парит» — это не условность , не выдумка, нет, это реальность!
Многие думают, что христианин — это человек, оторванный от реальности, который «витает в облаках». Наоборот, христианин схватывает, постигает реальность и глубже других понимает и «проживает» ее . Тем не мене, он читает и Евангелие, и Отцов, он «проживает» и это, погружается в это и чувствует очень тонко , делает это своей жизнью. Он становится чутким, чувствительным приемником божественных указаний»
«Душа, особенно чувствительная душа, радуется любви и воодушевляется, укрепляется и преображает все плохое и отрицательное. Потому я предпочитаю «легкий путь», то есть тот путь, когда мы читаем каноны святых или молитву. В канонах мы найдем способы»

Что такое легкий путь старец объясняет в своих письмах. С одной стороны это жизнь в которой нет зла, его нужно не замечать и не обращать на него внимания, а с другой стороны, это плавное, постепенно ( без надрыва, без усилий) насыщение себя Добром.

«Не избирайте для своего исправления отрицательных способов. Не нужно ни диавола бояться, ни ада, ничего. Это провоцирует сопротивление. У меня тоже есть небольшой опыт в этом. Цель состоит не в том, чтобы ранить себя, насиловать себя, стараясь стать лучше. Цель состоит в том, чтобы открыться любви: поучаться, молиться, преуспевать в любви, в любви Христовой»
«Два пути ведут нас к Богу: путь суровый и утомительный, с жестокими сражениями против зла, и легкий путь посредством любви. Многие люди избрали суровый путь и «пролили кровь, чтобы принять Дух», доколе не достигли великой добродетели. Я нахожу, что самый краткий и верный путь — это путь любви. Им следуйте и вы. То есть вы можете предпринимать иные усилия: поучаться и молиться с целью преуспеть в любви Бога и Церкви. Не боритесь за то, чтобы изгнать тьму из клети своей души. Откройте маленькое отверстие, чтобы проник свет, и тьма исчезнет.»

Особое внимание в этом облачение в ризы света старец уделял молитве. Она для него ключ от Неба, о ней он говорит в большинстве своих писем.

«Любовь к Богу выражается прежде всего во внимательности к своему внутреннему устроению Имейте непрестанную память»
«Сердце — это радиоприемник, а страсти — помехи в эфире… Чтобы Христос явил нам Себя внутри нас, когда мы призываем Его в молитве «Господи Иисусе Христе», сердце наше должно быть чистым, должно быть свободным от какой — либо помехи, свободным от ненависти, от эгоизма, от злобы. Нужно, чтобы мы любили Его, а Он — нас.»
«Требуется любовь ко Христу, жажда, — объяснял Старец. — Память Божию приобретайте при помощи молитвы Господи Иисусе Христе, помилуй мя, церковных молитв, песнопений, воспоминаний о действиях Божиих и отрывков из Священного Писания и из других духовных книг. Для этого, конечно, необходимо благое произволение. По принуждению этого не бывает, но главным образом по действию Божественной благодати. Но Божественной благодати необходимы условия — любовь и смирение…»
«В молитве, как и в любом искусстве, тоже есть своя тайна. Таина молитвы состоит в том, чтобы научиться совершенно не держать в уме прошение чего — либо конкретного. Таинство в том, чтобы бескорыстно испрашивать нашего соединения со Христом, не будем молитвой насиловать Бога. Не будем просить у Бога избавить нас от чего — либо, от болезни и тому подобного или разрешить наши проблемы. Но будем просить у Него силы и укрепления, чтобы перенести всё»


Последние посты канала:

властвующая над миром «блудница», понимаются как подвластные ей народы.
В изображении апокалиптического суда вода показана космическим началом, орудием этого суда. Кара Господа постигает землю, отвергшую служение Тому, Кто создал небо, землю, море и источники вод: пресная вода становится горькой или превращается в кровь. Эти кары уничтожают необходимую для питья воду, а иссушение Евфрата 6-й чашей открывает путь апокалиптическим «бесовским духам». Сравниваемые с «шумом многих вод» голос прославленного Сына Человеческого, «голос с неба» и «голос многочисленного народа» в композиции этой книги близко соседствуют с образами суда: приговорами 7 Церквам, появлением ангела, возвещающего начало суда, и Верного и Истинного, «Который праведно судит и воинствует» .
Суд, совершающийся над ветхим миром, предшествует времени спасения, когда старые небо и земля сменятся новыми. При этом «море», как враждебная творению стихия и средоточие богоборческих сил, принадлежит только ветхому миру. Его заменит «живая вода» спасения, которая истечет от престола Бога и Агнца. Прославленный Агнец как пастырь будет водить спасенных «на живые источники вод». Бог даст жаждущим «даром от источника воды живой. В завершающем книгу обетовании вновь используется образ воды жизни, дарованной жаждущим.
жизни с источником тайны, сокрытым среди всех орошаемых деревьев». «Водою лжи» в кумранских текстах называется лжеучение. Сердце человека, «тающее» от страха, сравнивается с текущей водой.
В религиозной практике этого периода, прежде всего у фарисеев и ессеев, ритуалы очищения представляют стройную систему. Так, ессеи, по свидетельству Иосифа Флавия, ежедневно перед полуденным приемом пищи совершали очистительное омовение посредством полного погружения в воде. Эти данные находят подтверждение в кумранских рукописях, содержащих ряд правил о повседневных и особых омовениях. Очистительное омовение совершается также в знак обращения и покаяния. Община живет в напряженном ожидании эсхатологического очищения, когда Сам Бог оросит Духом истины, как вода очищения, Своих избранников и очистит их «от мерзости лжи и запятнанности» .
Археологические находки многочисленных ритуальных купален в Иерусалиме, Кумране, крепости Масада и др. местах, а также свидетельства письменных источников этого периода показывают, что, с одной стороны, соблюдение ритуальной чистоты было предметом заботы для всех категорий иудейского населения (включая высшую, сильно эллинизированную аристократию), с другой правила ее достижения не были едиными и соблюдались разными группами в различном объеме.
НОВЫЙ ЗАВЕТ
В Новом Завете используются те же символы, связанные с образом воды, что и в Ветхом. Упоминание о космогоническом значении воды встречается только в 2 Петр 3. 5-6, где первобытная стихия бездны связывается с потопом: «вначале словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою: потому тогдашний мир погиб, быв потоплен водою». Наиболее выразительно ветхозаветный символизм воды отражен в Откровении Иоанна Богослова, где и терминологически, и композиционно различаются «вода моря», символизирующая орудия, а также объект суда и наказания, и «вода живая» как устойчивый элемент ветхозаветной эсхатологии. О «воде живой» упоминается в последних 2 главах кн. Откровение Иоанна Богослова, повествующих о «новой земле», где «моря уже нет».
Проповедь Иоанна Крестителя о покаянии и о Крещении носила эсхатологический характер, возвещая начало суда и очищения Израиля. Водное Крещение Иоанна приготовляло приход «Сильнейшего», который завершит очищение, крестя «Духом Святым и огнем». Согласно Евангелию, именно через Крещение от Иоанна Иисус Христос впервые был явлен Израилю как Мессия.
1-е Послание Иоанна, развивающее мысль Ин 1. 29, 36, связывает Крещение со смертью, объясняя, что Господь Иисус пришел «водою и кровию и Духом». Об Иисусе Христе «три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь» (1 Ин 5. 8), что традиционно объясняется как указание на Духа-Утешителя, на Крещение Спасителя и христианское Крещение, на Страсти и Евхаристию.
Центральным местом богословия воды в Новом Завете есть монолог Спасителя у колодца Иакова где Он говорит: «... кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную». Эти загадочные слова находят объяснение в контексте всей проповеди Христа в изложении евангелиста Иоанна: пить воду жизни - значит верить, дарованная Им «живая» вода, струящийся источник воды - это Его Слово и Он. В этом смысле принесенная Господом Иисусом вода жизни толкуется евангелистом как Святой Дух: «Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него».
Вода в книге Откровение Иоанна Богослова предстает как гибельная стихия и средоточие богоборческих сил. Из моря выходит зверь, получивший силу и власть от дракона. «Победившие зверя и образ его» стоят без ущерба для себя на «стеклянном море, смешанном с огнем», и «поют песнь Моисея». Они являют образ древнего Израиля, который прошел через уничтожившую египтян водами Чермного моря и остался невредимым. После появления Нового Неба и Новой Земли «моря больше нет». Метафора потопа используется, когда говорится о драконе, который пытается погубить жену, пустив ей вслед «воду как реку». Однако «многие воды», на которых сидит
Библейское богословие воды
ВЕТХИЙ ЗАВЕТ
В Ветхом Завете вода составляет необходимую принадлежность быта и хозяйства; водоемы оказываются в центре внимания в решающие моменты истории Израиля. В климатических условиях Ближнего Востока забота о воде была равнозначна заботе о пропитании «хлебе». Вода необходима и для роста употребляемых в пищу растений - этой цели служили дождевая вода и роса.
Образ водной стихии пронизывает религиозно-исторические представления ветхозаветного Израиля от преданий о творении мира до эсхатологических пророчеств, являя в них то животворное начало (потоки Эдемского сада, «живая вода» времени спасения), то враждебную творению смертоносную стихию, орудие Божественного суда (вода первобытной бездны, всемирного потопа).
Кара Господа пророками сравнивается с разносящей дамбу водной массой, смывающей и затопляющей все на земле. Вода предстает в этих пророчествах как стихия, враждебная человеку и всему творению, однако подвластная Богу и подчиняющаяся Его повелениям. Этот образ отчетливо представлен в рассказах о сотворении мира, о потопе, о переходе Израиля через Чермное море и др.
В рассказе бытописателя о сотворении мира земля и жизнь на ней появляются лишь после того, как по Божественному повелению вода первобытной бездны разделяется «твердью» (небом), а оставшаяся под небом вода собираясь в моря, уступает место суше. В библейских толкованиях этого рассказа воспевается величие Творца, утвердившего землю посреди вод, проведшего «круговую черту по лицу бездны», укрепившего «источники бездны», давшего морю «устав, чтобы воды не переступали пределов его» , завязавшего «воду в одежду».
Воды бездны как хаотическая стихия, противоположная упорядоченности тварного мироздания, подчинена власти Творца и используется Им в качестве орудия суда над отступившим от Него творением. Орудием суда Божия над человечеством, в котором умножился грех, становится вода потопа, когда по Божественному замыслу «разверзлись все источники великой бездны и окна небесные отворились». В рассказе об Исходе евреев из Египта Бог как Владыка несущей гибель водной бездны спасает Свой народ от преследователей, ограждая его от вод Чермного моря и затем обрушивая ее на преследователей. Спасение у Чермного моря иногда изображается в сцене борьбы с драконом, символизирующей охваченное силами хаоса изначальное творение.
Некоторые детали рассказа о спасении Моисея дочерью фараона сближают его с повествованиями о потопе и о переходе Израиля через Чермное море: подобно тому как Ной с семейством во время потопа или народ Израиля при бегстве из Египта были спасены от гибельных вод, младенец Моисей был спасен дочерью фараона, нашедшей его в Ниле (это отражено и в имени Моисей, потому что она «из воды вынула его» - Исх 2. 10). Корзинка, в которой мать оставила Моисея на берегу Нила, и ковчег Ноя называются по-еврейски одинаково. Еврейское наименование тростника, в котором дочь фараона оставила корзинку, является частью еврейского названия Чермного моря. (букв.- тростниковое море).
Не иссякающие источники воды входят в представление о земле обетованной во время странствий народа по пустыне и в связанные с ним эсхатологические пророчества о новой земле. В эсхатологических представлениях ветхозаветных пророков уничтожающая грешников вода суда должна смениться «живой» водой потоков, истекающих из Иерусалима или из храма.
В ветхозаветном богослужении предписанные законодательством Моисея правила соблюдения ритуальной чистоты предполагают использование воды как основного средства очищения. При совершении этих обрядов необходима «живая» (проточная) вода или особым образом приготовленная на ее основе смесь. Очищение людей и вещей производится путем окропления водой или погружения их в воду. Часто требуется омовение не только тела, но и одежды. Внутренности приносимой жертвы также должны быть омыты водой.
В литературе меж заветного периода символика воды во многом основывается на ветхозаветных образах. В документах Кумрана образ орошенной водой земли подразумевает общину истинной веры. Она подобна «источнику вод, струящихся в пустыне», «деревьям
Христос говорит: «Не ищите, не заботьтесь,… о том, что ищут люди мира сего, ищите Царство Божие и правды его». Мир учит противоположному: «Как раз этого то и нужно искать, как повкуснее поесть, да помоднее одеться, на чем ездить, да как выглядеть, а фантазировать на тему Царства Божьего оставьте неудачникам и лузерам, которые не сумели оседлать удачу и «состоятся». Верить в Бога – это удел слабых, у которых жизнь не удалась».
Стихии и традиции смерти направлены исключительно на развитие земных содержаний, которые получили в Библии обобщающе наименование СУЕТА. В этом слове заключен весь смысл жизни людей с необрезанным сердцем, заживо умерших для вечности. Суета, господствующая в мире, противоположна свободе, даруемой Богом. Она антисакральна, поскольку стремится покорить истинный смысл жизни бытовыми второстепенностями, вместо того, чтобы предать им духовный смысл. Для того, чтобы жить в суете, думать особо не нужно. Работа ума, направленная на удовлетворение низших животных инстинктов, не предполагает особого размышления над их смыслом. Человеку достаточно простого ощущения.
Бытие живого человека в царстве мертвецов предполагает подвиг или, лучше сказать, мученичество. Он будет стеснен со всех сторон, будучи окружен умами, нарушившими верность истине и правде, вступившими в блудное сожительство с ложью, заразившимися ненавистью к Богу. Но зато «претерпевший до конца спасен будет» (Мф 24:13).
Человек с необрезанным сердцем и мертвой душей.
«Отыми сердце каменное, и даждь сердце плотяное,
Тебя любящее, Тебя почитающее, Тебе последующее».
Святитель Тихон Задонский.

Все чаще мне по жизни встречаются люди, которые, будучи очень далекими от веры, начинают биться в припадках ярости только от одного упоминания о Боге или Церкви. При этом становится очевидным, что их ярость не имеет каких-либо осмысленных логических мотивов. Эта ненависть иррациональна и неподконтрольна самим ее носителем. Мир вокруг нас все больше и глубже начинает погружаться в предапокалиптическую мглу. Эмоции, чувства, настроения мира демонического все больше и чаще персонифицируются в человеческих ипостасях. Кто эти люди с необрезанным каменным сердцем?
Наблюдая за такими людьми, я заметил, что их внутренняя психологическая жизнь протекает без всяких нравственно-ценностных переживаний. Личное их бытие – это медленное ипостасное угасание, духовно бессодержательное движение в сторону смерти. Отделившись от Бога, их души истлевают, лишив себя живительного действия Святого Духа. Остается лишь стареющая с годами плоть, которая что-то кушает, рожает детей, от чего-то страдает, чему-то радуется, немножко думает о том, как себя нести по жизни. Но там, где должно быть живое сердце, в том месте, где дух человеческий призван получить единство с Богом, зияет страшная черная дыра, которую невозможно ничем заткнуть. Поэтому эта мёртвая душа старается почаще чем-то себя развлекать, жить поверхностной напускной веселостью, имитировать радость, испытывать животные наслаждения, закрывать пустоту души такими же пустыми мыслями, чувствами и желаниями. Но при этом во всей этой пустоте живет огромная самоуверенность в исключительной правоте и подлинности своей жизненной правды.
И как только она сталкивается с иными представлениями о жизни, о мире, с другим опытом самосознания, отличным от ее мировоззренческой модели, как тотчас начинает испытывать страшную ненависть не только к другому жизненному содержанию, но и к тем, кто его исповедует. При этом основанием для такой ненависти является не столько мировоззренческая несовместимость, сколько иное качество бытия, которое именуется верой. Тогда самомнение и самоуверенность воспаляется до ярости, а злоба вскипает до крайних степеней. Особенно это видно, когда речь идет о неотмирном Христе и его неотмирных последователях.
Здесь уже проявляется не просто психологическое различие, а взаимное неприятие двух разных миров – земного и небесного. Их борьба - икона доисторической брани между ангельским и бесовским миром, итогом которой было изгнание бесов из Духовного Неба. На земле открывается та же перспектива исхода этой борьбы. После пришествия Христа на Землю, после его Смерти и Воскресения – дьявол уже побеждён. Другой альтернативы, кроме как торжества Жизни над смертью, нет. Смерть не может реализовать свою победу, она уже побеждена жизнью. Но она еще способна забрать с собой в преисподнюю пленников, над которыми возымела власть во времени.
Для этого смерть создает мистификацию жизни, использует механизм иллюзий, играет словами, создает потоки мертвящих состояний и мнимо живых слов. Смерть играет в жизнь и втягивает в эту игру все больше игроков, которым эта игра нравится. Она ловко придумывает лживые ценностные установки, правила, по котором должны жить люди этого мира, крадет время, набрасывая сеть суеты на падшие умы. Мода, новинки техники, политика, общественное мнение, развлечения, сплетни, престиж… Миллионы таких холодных огоньков мерцают в темной бездне безжизненной пустоты смерти.
Игрушечная, смертельно преобразованная, жизнь есть неизбежная необходимость для этого мира, потому что вся она направленна на то, чтобы усыпить людей придуманными ложными закономерностями прямо противоположными евангельским ценностям.
Обрезание Господне
Изображение
сложно, как удержать ее потом. Поскольку она уходит от малейшего нерадения или допущенного греха.
Последнее завещание старца своим духовным детям было такое: "Во-первых, храните смирение. Во-вторых, стяжите, благодаря врагам вашего спасения, терпение. В-третьих, берегитесь злых помыслов, особенно осуждения. Держитесь более всего молитвы Иисусовой с хранением заповедей Божьих и спасетесь".
Упокой, Господи, раба Твоего схимонаха Гедеона, и его святыми молитвами помилуй нас, грешных.
Так пять лет провел старец, живя в холоде и голоде в уединенной дальней пещере. Со временем туркам все же удалось его обнаружить. Первым делом его хотели убить. Но старца спасло то, что в это время туркам нужно было, по распоряжению солунского Паши, отправить несколько монахов в город для того, чтобы они работали в казармах, где жили турецкие солдаты. Отца Гедеона отправили вместе с другими подвижниками. Перед отправкой он снова попал в беду. Некоторым из монахов удалось бежать из-под конвоя. За это вся злость и ненависть вылилась турками на ни в чем не повинного старца Гедеона. Несколько дней он просидел в холодном сыром каземате, наполненном студеной водой. После этапирования в Солунь схимонах Гедеон уже не мог там работать, потому что его здоровье было окончательно расстроено. Он был очень болен и постоянно харкал кровью. Видя, что от него толку мало, турки снова отправили его обратно на оккупированный Афон. Там старец прожил полтора года в Кавсакаливии в таком состоянии, что каждый день ожидал смерти. Спустя некоторое время схимонаха Гедеона посетило новое испытание – на него снова напали разбойники. Связав руки и ноги, они бросили старца на землю и били со всей силой прикладами по ребрам, спине и пояснице. Это искушение сделало его инвалидом до конца жизни.
До прибытия на Афон турки имели намерение истребить всех монахов, но получив «Фирман» (охранную грамоту с подписью султана), оставили их в живых. Зато стали не только всячески притеснять и избивать монахов, но и обложили непосильными налогами. Схимонах Гедеон подрабатывал плетением фесок (шерстяные шапочки с кисточкой), получая за это ничтожно малую сумму денег. Чтобы не умереть с голоду, он примешивал в муку молодые каштаны и дикий укроп. Периодически то турки, то разбойники не оставляли его в покое. Однажды бандиты связали ему руки за спиной так туго, что онемевший старец упал и потом долго и страшно мучился. След от этой пытки остался с ним на всю жизнь. Это было последнее испытание отца Гедеона.
Удивительно то, что при всех этих страшных и тяжелых искушениях старец жил в крайнем добровольном самоумерщвлении и всесторонних лишениях. Он спал во время своего пустынножительства не более двух часов, едва предаваясь дремоте. Занимаясь умно-сердечной молитвой, он строго держал молчание и почти никогда ни с кем не разговаривал. Когда наступало время отдыха, подвижник клал на колени подушку и, наклонив голову, засыпал. Ученик старца, отец Дамиан, уговаривал его: "Отче, ты уже стар и болен. Тебе нужно хоть немного иметь покоя. Ложись по крайней мере тогда, когда тебе нужно заснуть". На это старец ему отвечал: "Теперь-то мне и нужно потрудиться, потому что я стар и смерть близка. Если уговоришь ангела лечь, то и меня, а я хоть как скот посплю". Пищу схимонах Гедеон готовил, закипятив воду и добавив туда немного муки. Так он кушал всегда, ничего больше не употребляя. Внешне старец был похож на преподобного Арсения: стар, сед, худ, высок, слегка сгорблен, но, не смотря на перенесенные жестокие страдания, его лицо было ангелоподобное.
Отец Гедеон учил своих духовных чад:
"Сколько человек страждет телесно, столько душа его и очищается".
"Имя Господа Иисуса Христа и Божией Матери да не отлучаются от ваших сердец. В этом вам поможет воздержание. Смиренно помышляйте о себе, даже если совершили много добрых дел. Без смирения, чего бы вы не достигли - все напрасно".
"Всегда имейте час смертный в памяти и не смотрите на скоропреходящие призраки мира сего. Помните, кто не терпит искушений, тот никогда не преуспеет и в добродетели".
"Молитесь за всех православных, особенно за умерших и за милующих вас, а более всего за ненавидящих и зло творящих".
Старец давал оригинальные советы по стяжанию Иисусовой молитвы, которые мне нигде раньше встречать не приходилось. Кроме общеизвестных правил, таких как понуждение и избежание встреч и разговоров с людьми, он советовал начинать молитву с того, что постоянно повторять только два слова: "Иисусе мой". Научившись их всегда и везде удерживать, добавляйте потом к ним "Сыне Божий", а затем "помилуй мя". Научиться непрестанной молитве не так
Его били всю жизнь, смолоду и до самой старости.
Памяти схимонаха Гедеона.
Схимонах Гедеон умер на Рождество 1869 года. В момент его смерти в храме пели Херувимскую песнь, а душа старца в это время возносилась в горние Небесные обители. Жизнь схимонаха Гедеона мало кому известна. Его путь на небо составляли ступени непрерывных физических страданий, боли и пыток.
Схимонах Гедеон родился в 1781 году в Малой Азии в православной семье. Крестили его именем Георгий. После смерти родителей он решился уйти на Афон. Родные братья, узнав о таком решении Георгия, попросили турка, чтобы тот его сильно избил, надеясь таким образом устрашить будущего подвижника, чтобы тот отказался от своего намерения. Получив свою дозу побоев, Георгий, как и намеривался, отправился подвизаться на Афон. Это "вступительное" избиение стало началом всех тех побоев, которые старец потом будет терпеть всю свою жизнь. На Святой горе после искуса послушания Георгий был пострижен в мантию, а несколько позже в схиму с именем Гедеон.
В 1822 году вследствие греческого восстания турки оккупировали Афон. Большинство монахов покинули Святую Гору, а те, кто остался, превратились в рабов завоевателей. Первый опыт насилия схимонах Гедеон испытал тогда, когда турки стали пытать монахов, требуя с них денег. Взяв одного из них, они связали ему руки за спиной, и, вставив палку в веревки, стали закручивать ее все сильнее и сильнее, требуя денег. Монахи после пыток отдавали все свои сбережения. Очередь дошла до схимонаха Гедеона, у которого не было ни копейки за душой. Но турки ему не верили. Пытки длились почти месяц. Только когда схимонах уже был при смерти, иноверцы его оставили в покое. Три месяца он находился между жизнью и смертью после такого насилия. Наконец, с Божией помощью, схимонах Гедеон выздоровел.
Несколько позже турки потребовали, чтобы он вместе с другими монахами отвез их на другую часть острова. Погода была дождливая, дул сильный встречный ветер. Подвижники полностью выбились из сил. Прибыв на место назначения, турки отправили монахов с лодкой обратно, а у себя оставили только схимонаха Гедеона, чтобы тот нес всю ту огромную тяжесть, которая была сложна в лодку. После изнуряющего плавания схимонах Гедеон окончательно изнемог и по дороге остановился на минутку, чтобы выпить воды из родника. Заметив это, турки стали избивать его прикладами и били до тех пор, пока он не стал харкать кровью и не потерял сознание. Считая его умершим, захватчики бросили его на дороге. Только благодаря случайно набредшим на лежащего в крови страдальца православным братьям, которые донесли его до монастырской больницы, он остался жив.
После выздоровления турки снова заставили отца Гедеона работать для них на кухне, готовя пищу. Работа была очень тяжелая, но еще тяжелее было то, что у него не было ни времени, ни возможности исполнять свое монашеское правило и жить ради того, зачем он пришел на Святую Гору. Просто так выйти из монастыря было нельзя, потому что завоеватели убивали любого монаха, который находился за пределами обители. Но схимонах Гедеон решился лучше претерпеть смерть, чем оставаться между турками, разоряя свое душевное устроение. Бежав от них, старец уединился для безмолвия в одну из самых труднодоступных келий Афона. Но помимо турок на Святой горе в это время жило еще и множество разбойников. Они-то и обнаружили подвижника. Думая, что у того где-то в пещере спрятаны деньги, они стали жестоко пытать его. Ничего не добившись, разбойники бросили старца в пещере нагим и совершенно измученным.
Показать все остальные посты

Настройки







Режим "полный" означает, что на странице аналитики канала все разделы будут отображаться сразу, блок за блоком.

Режим "со вкладками" означает, что в аналитике каналов страница будет поделена на разделы со вкладками для ускорения загрузки и отрисовки страницы.