Телеграм канал 'Kentucky Fried Ira'

Kentucky Fried Ira


227 подписчиков
161 просмотров на пост

Стипендия Фулбрайта, прикладная антропология, и жизнь в Кентукки.
Вы хоть пишите мне @letuchy

Детальная рекламная статистика будет доступна после прохождения простой процедуры регистрации


Что это дает?
  • Детальная аналитика 269'258 каналов
  • Доступ к 123'028'398 рекламных постов
  • Поиск по 487'216'193 постам
  • Отдача с каждой купленной рекламы
  • Графики динамики изменения показателей канала
  • Где и как размещался канал
  • Детальная статистика по подпискам и отпискам
Telemetr.me

Telemetr.me Подписаться

Аналитика телеграм-каналов - обновления инструмента, новости рынка.

Найдено 11 постов

В midterm по прикладной антропологии пишу про "Солярис" Тарковского как пример того, что мы даже в космосе не избавимся от земных проблем. Кажется, зенита своей писательской карьеры я достигла.
Заодно проверим, любят ли американцы Тарковского так, как любят его русские, потерявшиеся в «многокилометровом потоке сомнений».
Как будто бы должна быть мораль, но настроение аморальное - я пишу это вместо того, что писать midterm paper.
У меня есть любимая шутка про то, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Кажется, с образованием это работает похожим образом. Когда я училась на филфаке в МГУ, у нас могло быть по 12 предметов в семестре, по каждому из которых длинные, как список кораблей Гомера (что ж мне этот список уже 13 лет покоя не дает) списки литературы, сплошь состоящие из огромных романов, монографий ну и до кучи пары учебников. Даже если вычесть из суток время на минимальный сон, еду и что бы то ни было, кроме чтения, чисто физически прочитать это было невозможно. Но я пыталась, под светом настольной лампы, в темноте, иногда сквозь слезы. Уже через несколько дней после прочтения я напрочь забывала, о чем был роман, только если это не было что-то, поразившее меня до глубины души, как колокольни Пруста (да, мои вкусы весьма специфичны). При этом по каждому предмету были лекции, на которых нам рассказывали о литературном процессе и том, как понимать все эти романы, если мы говорим о литературной ветви филологического образования, или по теории, если говорим о лингвистической. Семинары были не по каждому предмету, зачастую на семинарах происходило то же самое, что на лекциях, то есть возможности высказываться на тему прочитанного в стенах университета почти не было. Такая возможность была за пределами университета - в основном в жанре "Меня это уже доебало, я хочу к маме". Письменные работы (помимо собственно курсовых и диплома), насколько я могу припомнить, мы писали по двум курсам. Один из них разрабатывала моя обожаемая кафедра (самая лучшая кафедра на земле), другим были курс по семантике. Были преподаватели, которые на голом энтузиазме собирали нас на консультации после лекций, чтобы реально обсуждать, и спасибо им большое, но это была капля в море поглощения информации без возможности ее осмыслить и поделиться результатами своего скромного труда с коллегами. Я тут в скобках замечу, что я уже стара как говно мамонта, на филфаке могло что-то измениться, но сейчас я с содроганием думаю о том, что обучаясь на филологическом факультете, я почти не пользовалась, собственно, языком, и то, что я худо-бедно умею выражать свои мысли письменно - лишь опосредованно результат образования, в гораздо большей мере это результат природной неуемной пиздливости. Что мы имеем? Что по сути ты мог не делать весь семестр примерно нихуя, прийти на экзамен, вытянуть счастливый билет и уйти, так и не узнав о том, какие еще открытия тебе готовил список чтения (я родилась в понедельник, на везение расчитывать не приходилось).

То, во что я вляпалась, поступив на программу по прикладной антропологии в Университет Кентукки, сильно отличается по формату. Списки, как говорится, doable, хоть и не без труда, красных глаз, сокращеня количества сна до прожиточного минимума и полной изолированности от социальной жизни. По большей части процесс выглядит так: ты читаешь список на неделю, затем приходишь на семинар, обсуждаешь это все там с профессором, пишешь по каждому прочитанному чему-то (статье, главе, книге или что там) небольшое саммари своими словами и свои собственные размышления на тему, а потом еще сдаешь их в виде одной из письменных работ за семестр. Я не могу даже посчитать,сколько таких работ я уже сдала, кроме того, у нас есть довольно крупная midterm paper в середине семестра по каждому из курсов и крупная final paper по каждому курсу (и в них придется ну, как сказать, использовать полученные знания). Твоя оценка, при этом, складывается и из письменных работ, и из того, насколько активно ты участвуешь в работе (типа просто прийти на семинар недостаточно, надо еще там что-то вякать, причем вякать, желательно, впопад. Особенно ответственные преподаватели, если у тебя нет настроения вякать, обязательно прикопаются с вопросом). Короче, после того, как ты сначала прочитал, потом обсудил, потом письменно зафиксировал размыления, а потом использовал в работе какую-то теорию, ты с гораздо меньшей вероятностью забудешь, о чем там шла речь. И пятерочку ты не получишь, если весь семестр ебал вола.
Друзья, которые провожали меня в дорогу, говорили о том, что меня ждут приключения. Наверное, и они, и я представляли себе нечто вроде романов Жюля Верна: что я должна буду на воздушном шаре пересечь океан, высадиться на острове, сразиться с диким зверем, облачиться в его шкуру, возглавить племя туземцев и на каноэ поплыть торговать с соседями. Не уверена, кстати, что подобные шутки допустимы - с начала семестра мы занимаемся критикой (абсолютно заслуженной) колониализма и всего, из него вытекающего. Впрочем, и я с диким зверем не сражалась, сражалась только с Амазоном, на воздушном шаре летаю в основном к вендинговому автомату за шоколадом в полночь, а вместо торговли пишу письменные работы и отправляю их на университетский портал. Но один интересный сюжет все же есть. Тот самый женский туалет. Вчера я снова зашла туда, отметив, что из динамика звучат какие-то явно не английские слова с американским акцентом, но заставив себя сначала поссать, а уж потом разбираться, что там за новые чудные открытия приготовила мне местная уборная. Так вот. После нудного рассказа начала петь Пугачева (я не шучу, какие уж тут шутки, с ума бы не сойти), причем не абы что, а песню на стихи Цветаевой «Когда я буду бабушкой». Когда Пугачева допела, голос стал читать отрывки из дневников Цветаевой 1915 года. Цветаеву я ненавижу со школы, откровенно говоря, слушать ее дневники не было никаких моральных сил, поэтому я покинула эту обитель русской культуры. У меня миллион вопросов. Что нахуй происходит? Какой процент русских слышали эту песню, и почему для очередного семинара по русской культуре была выбрана именно она? Да ладно песня, почему именно Цветаева? Почему не Пушкин, там, я не знаю, почему, в конце концов, никто не читает по-настоящему шокирующий контент в виде отрывков из Достоевского? Лично я была бы рада услышать что-то милое сердцу из Есенина, например «Ты меня не любишь, не жалеешь, разве я немного некрасив?» Может, это было в других частях, которые я пропустила, потому что хожу в этот туалет только раз в неделю? В конце концов, зачем вообще что-то читать по-русски, если никто не понимает?
Если на следующей неделе это повторится, я напишу письмо в администрацию университета, в котором задам все вопросы, и предложу свою кандидатуру в качестве куратора данной культурной инициативы.
До отъезда я, кажется, почти не встречала слово doable, во всяком случае его точно не было в моем активном словарном запасе (хотя сейчас мне кажется, что в моем активном словарном запасе не было вообще ничего, tabula rasa, как говорили мои большие друзья древние римляне). Если посмотреть в словарь, там можно найти что-то вроде «осуществимо» или «выполнимо». Из контекстов речи я поняла, что это слово ты скорее всего употребишь, когда не захочешь акцентировать внимание на том, что нечто «ебнешься как сложно», но и переть против правды и говорить, что это не составит труда, тоже как-то стыдно. “Хочу стать миллионером! Oh, that’s doable”, “Хочу сегодня дочитать эту статью! Oh, that’s doable!”, “Хочу получить А за этот курс! Oh, that’s doable!” Вижу в этом печать американской культуры, но моя, с позволения сказать, жизненная ситуация, располагает к тому, чтобы видеть такую печать на всем.
Кстати, про Kentucky Fried Chiken. Конечно же, это была первая шутка, которую шутили все юмористы, узнавая о том, в какой штат я еду. Мой любимый ее вариант "Ну наконец-то разузнаешь, что там за 11 трав!". В KFC я, надо признаться, ни разу не была, я даже не видела ни одного KFC, что до сих пор сбивает меня с толку. Впрочем, если спросить кентуккийца (или приезжего), чем по его мнению знаменит этот волшебный штат, курочку никто не назовет. Как правило, будут звучать лошади, бурбон и баскетбол. Что здесь за баскетбол такой необыкновенный, я пока не знаю, буду держать в курсе, а вот лошади здесь самые красивые, сильные и выносливые, благодаря тому, что пасутся на кентуккийских лугах, по которым текут ручьи с водой, богатой кальцием (предупреждаю, я это узнала из тиндера, так что информация не проверена).
Эти крайне ограниченные знания, кстати, я ловко продемонстрировала на визовом интервью в пустом посольстве во время напряжения отношений России и США. Мое визовое интервью длилось около 2 минут, ровно до моей первой шутки, после которой консул, видимо, решил, что если не избавиться от меня сейчас, то придется послушать и другие. Консул открыл форму, в которой написано, куда я еду, зачем, и так далее, и стал задавать мне вопросы по увиденному, то есть: "Зачем едете в США?", "Что будете изучать?", "В какой едете университет?" и так далее. Я хорошо справлялась, но на моменте про Университет Кентукки консул сказал "Я слышал много хорошего о Кентукки", я ответила "Я тоже". Я думала, что это непринужденная светская беседа, и в целом главное просто заполнять паузы между ни к чему не обязывающими фразами, пока консул заполняет необходимые документы. Но консул спросил, что именно хорошего я слышала про Кентукки, чем поставил меня в очень неловкое положение, потому что ответа у меня не было заготовлено, особенных культурных знаний о том, куда я еду, в моей голове тоже не было, поэтому из моего рта просто вывалилось первое попавшееся: "Ну как же, бурбон!". Полагаю, это не то, что стоило бы сказать в такой ситуации, но консул посмеялся, сказал "Your visa is approved" и пожелал всего хорошего.
Антропологических и околоантропологических каналов в телеграме становится всё больше, что очень радует (как только дойдем до 2000 подписчиков, сделаем очередной обзор). Но на общем довольно академичном и серьезном фоне очень выделяется наш новый фаворит - дико остроумный и абсолютно безбашенный канал @KentuckyFriedIra Иры Головицкой, которая несколько лет руководила интернатурой в архитектурном бюро "Wowhaus", а этим летом по программе Фулбрайта поступила в магистратуру по прикладной антропологии (!!!) в Университет Кентукки.

В августе она переехала в город Лексингтон, откуда в телеграм-канале ведёт дневник о том, как там всё устроено в плане учебы и бытовой жизни (главный хит - история про песню Ильи Лагутенко в женском туалете университета).

Ну и конечно там масса интересных подробностей про антропологию в Америке. Например, выясняется, что даже там обыватели плохо представляют, чем занимаются социальные и культурные антропологи (а мы думали, что это только нас спрашивают про измерение черепов).
Изображение
Наконец-то мем про Кентукки! Коллеги (интересно, я уже имею моральное право называть настоящих антропологов коллегами, если нет, то когда будет мой обряд инициации?), спасибо большое (и за мемы, и за комплименты).
Кстати об антропологах. Я узнала об их существовании, кажется, в университете (в моем первом университете, не то, чтобы я приехала учиться и такая: Кхм, погодите-ка, где я?), и это сразу была культурная антропология, поэтому когда Михаил Алексеевский начинал свои лекции с того, что рассказывал обо всех направления антропологии и о том, что это не только физические измерения, как некоторым кажется, я думала, что это хоть и полезно повторить, но в целом и так всем понятно. Я была неправа.
Недавно на семинаре по экономической антропологии зашла речь о том, какими антропологов видят за пределами академии и видят ли вообще.
Профессор сказал, что когда он говорит, что антрополог, ему широко улыбаются и отвечают "Я люблю динозавров!". Мы, конечно, спросили, как он реагирует, он сказал, что улыбается в ответ и говорит "Я тоже" )))
Да, я буду антропологом. Позволю этому парню ответить на вопрос о том, кем я буду работать, когда получу степень магистра, и не стоило бы мне подумать о том, чтобы научиться писать код.
В двух словах: что-нибудь придумаю.

https://www.youtube.com/watch?v=F2XPF6rQ6fs
Web-страница:
Why tech needs the humanities | Eric Berridge
If you want to build a team of innovative problem-solvers, you should value the humanities just as much as the sciences, says entrepreneur Eric Berridge. He shares why tech companies should look beyond STEM graduates for new hires -- and how people with backgrounds in the arts and humanities can bring creativity and insight to technical workplaces.

Check out more TED Talks: http://www.ted.com

The TED Talks channel features the best talks and performances from the TED Conference, where the world's leading thinkers and doers give the talk of their lives in 18 minutes (or less). Look for talks on Technology, Entertainment and Design -- plus science, business, global issues, the arts and more.

Follow TED on Twitter: http://www.twitter.com/TEDTalks
Like TED on Facebook: https://www.facebook.com/TED

Subscribe to our channel: https://www.youtube.com/TED
Когда-нибудь я запомню, что «How are you doing” это не вопрос и в ответ надо просто произнести то же самое. Это такая игра, кто первый начал реально рассказывать, как у него дела, тот и проиграл.
Проигрываю постоянно.

Найдено 11 постов