Телеграм канал 'Файзулин. Правозащита.'

Файзулин. Правозащита.


323 подписчиков
413 просмотров на пост

Канал ведёт юрист и правозащитник Артём Файзулин.
Гражданский активист, бывший капитан полиции, уволенный в 2013 году за поддержку Алексея Навального.
Индивидуальный предприниматель в сфере оказания юридических услуг.
Личные сообщения - @fize76

Детальная рекламная статистика будет доступна после прохождения простой процедуры регистрации


Что это дает?
  • Детальная аналитика 580'853 каналов
  • Доступ к 197'729'184 рекламных постов
  • Поиск по 895'129'143 постам
  • Отдача с каждой купленной рекламы
  • Графики динамики изменения показателей канала
  • Где и как размещался канал
  • Детальная статистика по подпискам и отпискам
Telemetr.me

Telemetr.me Подписаться

Аналитика телеграм-каналов - обновления инструмента, новости рынка.

Найдено 7 постов

Завтра в 10 часов в Мотовилихинском районном суде будет рассматриваться первое из трёх административных дел в отношении известной журналистки и правозащитницы Оксаны Асауленко. Ещё два дела будут рассмотрены во вторник.
Во всех трёх делах Оксане Вячеславовне вменяются репосты и комментарии, размещавшиеся ей на личной странице в "ВКонтакте" и якобы дискредитировавшие Вооружённые силы РФ.

Эти три дела, перекликаясь друг с другом, представляют из себя причудливый административно-псевдоправовой винегрет, некоторые из ингредиентов которого - откровенно незаконны, а иные - весьма спорны, что, впрочем, для подобных материалов уже традиционно.

Остановлюсь на наиболее любопытных моментах.

Во-первых, по двум делам в качестве противоправного действия Асауленко вменяется один и тот же размещённый ею текст. Там в протоколах перечислены по несколько таких текстов, так вот среди них есть один повторяющийся. Причём, что любопытно, эти протоколы составлены подряд, в один день, и в одном и том же Мотовилихинском отделе полиции, правда разными должностными лицами.
Вероятно, ретивые служаки так рвались привлечь вольнодумную журналистку к ответственности, что не удосужились договориться между собой, кто из них в отношении какого из неблагонадёжных комментариев "лепит" протокол.
В итоге сложилась ситуация, при которой человек может быть дважды привлечён к ответственности за одно и то же деяние. Что противоречит и Конституции, и Кодексу об административных правонарушениях, и общеправовому принципу “Non bis in idem”, сформулированному ещё в Древнем Риме и с тех пор уважаемому всеми правовыми системами и их представителями. Ну, кроме сотрудников Мотовилихинского отдела полиции Каратнюка и Николаева.

Помимо этого, по одному из дел в вину Оксане ставится репост текста Ильи Яшина, осуществлённый 28 февраля 2022 года.
Нюанс здесь в том, что одиозная статья 20.3.3 о "дискредитации" героической российской армии была введена в Кодекс об административных правонарушениях только 4 марта. И, значит, приходится снова вспомнить об абсолютных правовых аксиомах, а именно о правиле "De lege lata", означающем, что нельзя наказывать человека за те поступки, которые в момент их совершения не были предусмотрены действующим законом. В данном случае тысячелетний постулат послал куда подальше старший лейтенант ФСБ по фамилии Силин, выявивший указанный репост. Дата его размещения рыцаря госбезопасности не смутила.

Кстати, участие в делах Асауленко сотрудников ФСБ - ещё одна занятная деталь. Мало разного рода борющихся с сетевыми смутьянами участковых и полицейских начальников, так вот ещё напасть на наши головы - выявлением пресловутой "дискредитации" озадачилась ФСБ. По-человечески оно понятно - разрабатывать иностранных шпионов долго и сложно, ловить террористов страшно и опасно, а вот вылавливать в интернете критические комментарии, сидючи в кабинете за кружкой кофе - милое дело! Наверняка, эти парни с горячими сердцами почитывают и мой канал, так что, пользуясь случаем, передаю им привет и хочу сказать, что вам бы, товарищи офицеры, лучше чем-то другим позаниматься, а несчастных интернет-пользователей и полицейские чинуши неплохо ловят.

Ни по одному из трёх дел не было проведено лингвистическое исследование, по крайней мере, следов таковых в материалах нет. Так что признаки "дискредитации ВС РФ" в комментариях типа "Наш человек! Никита активно помогал на выборах, и вообще молодец - неравнодушный ко всем и ко всему" (это про активиста, задержанного на одиночном пикете), судье придётся как-то изыскивать самой.

И ведь изыщет, наверное, слуга правосудия.
Будем ждать решений.
ПОДДЕРЖИТЕ ПРАВОЗАЩИТУ!!!
Я осуществляю защиту гражданских личных прав, нарушенных органами власти, БЕСПЛАТНО.
Однако эта работа требует расходов на транспорт, сотовую связь и интернет, значительных затрат времени и других ресурсов. Поэтому, если Вы считаете возможным сделать добровольное пожертвование в размере любой приемлемой для вас суммы на осуществление моей правозащитной деятельности - буду очень благодарен.
Реквизиты:
- карта банка "Открытие" 5586 2000 8454 1538 Артём Талгатович Ф.
- карта "Сбербанка" 2202 2005 7847 8636 Ирина Александровна Ф.
- "Система быстрых платежей" по номеру телефона 89194868458 (привязана к карте "Открытия").
При переводе, пожалуйста, делайте пояснение «Добровольное пожертвование, правозащита».
Если по каким-то причинам написать комментарий к переводу невозможно, ОБЯЗАТЕЛЬНО напишите мне в личку @fize76, подтвердив, что это действительно перевод пожертвования, с указанием суммы перевода.
СПАСИБО!!!
Судья Ленинского районного суда Ольга Ошвинцева вынесла постановление о назначении административного штрафа в размере 30 000 рублей в отношении Святослава Леконцева за комментарий к посту в соцсети «ВКонтакте».

При сохраняющейся необходимости постоянно показывать своё служебное рвение и отсутствии «неблагонадёжных» публичных мероприятий, силовики переключились на поиск вольнодумных постов, репостов и комментариев в соцсетях. Две недели назад за это был оштрафован председа-тель правления Ассоциации ТСЖ "Пермский стандарт" Александр Зотин, ждёт рассмотрения аж трёх протоколов за аналогичные действия журналист и правозащитник Оксана Асауленко, вновь привлекают к ответственности координатора фонда «Дедморозим» Дмитрия Жебелева.

Мне довелось позавчера защищать не столь известного, но в силу этого, пожалуй, гораздо более нуждающегося в юридической помощи человека – пермского студента Святослава Леконцева.
В конце марта в соцсети «ВКонтакте», на официальной странице автовокзала гор. Чайковский под постом о преображении вывески на здании предприятия в «АвтовокZал» он написал возмущённый комментарий, от цитирования которого я воздержусь, чтобы доблестные правоохранители не улучшили свою статистику ещё и за мой счёт.
Прямого упоминания российских Вооружённых сил в комментарии не было, что, как всегда, ребят в погонах не смутило, и сотрудник центра «Э» быст-ренько накатал по этому поводу рапорт, ставший основанием для начала проверки.
В её ходе полицейский эксперт-лингвист Евтеева (ох, рано я её недавно похвалил!) узрела-таки в комментарии Святослава его направленность на российскую армию, в отношении которой он дал «негативную оценку» причём «без какого-либо обоснования». Кстати, обратите внимание, от термина «дискредитация» специалист всё ж таки воздержалась.

В суде я пытался отстоять право гражданина на любого рода негативные оценки по его субъективному убеждению, приведя в пример ситуацию, когда в заведении общепита я почувствовал, что суп пересолен. Как, спрашивается, я могу обосновать такое критическое мнение? Это моё субъективное ощущение, высказать которое я могу просто потому, что так воспринимаю вкус блюда, и это не исключает того, что другой человек со мной не согласится. Почему его мнение – позитивное – будет единственно верным, а моё – негативное – неправильным и даже криминальным, при том, что ни он, ни я не сможем это как-то фактически обосновать?

На судью Ошвинцеву мои кулинарные аналогии ожидаемо не подействовали - полагаю, её супы всегда посолены строго в меру – и она признала Святослава виновным.
Постановление будет обжаловано.
Судья Ленинского районного суда Алена Жихарева сегодня вынесла постановление о назначении административного штрафа в размере 30 000 рублей Александре Пасынковой.

Это было второе заседание по делу этой активистки о раздаче печатного материала «Вестник Звезды» (кроме того, две недели назад такое же постановление за аналогичные действия было вынесено в отношении Ольги Турпановой).

В заседании я вновь имел сомнительное удовольствие свидеться с сотрудниками полиции Чекалёвой и Удавихиным, вызванными по ходатайству защиты.
Уже имея опыт общения с этими доблестными служаками в предыдущем процессе, я поневоле почувствовал себя героем «Дня сурка».

В очередной раз испытывая слабую надежду на отыскание хоть какой-то логики во вменении гражданам пресловутой «дискредитации Вооружённых сил» я попытался узнать у Чекалевой, не имеется ли, быть может, внутриведомственных полицейских инструкций, которые раскрывают содержание этого термина для ребят в погонах. Татьяна Михайловна, как и полагается женщине, в которой, по классическому выражению, должна быть загадка, уклончиво сказала, что содержание таких инструкций и даже сам факт их существования является закрытой информацией для служебного пользования. Выходит, бравые стражи порядка могут привлекать людей к ответственности на основании секретных методичек, не объясняя оснований такого привлечения в силу этой самой секретности! Круто, правда?

С сотрудником центра «Э» Удавихиным мы вновь пообщались на тему понятия «агитация». Проявляя завидную стабильность своего весьма спорного мнения, Александр Андреевич опять заявил, что агитационной является любая общественно-политическая информация.

Больше расписывать ничего не буду, лучше выложу фрагмент моей речи на сегодняшнем заседании (к положительным результатам, увы, не приведшей).
Слушайте ниже.
2/2
Дело Никиты Катаева (плакат «Войны начинают старики, а умирать идут молодые»):
"...Очевидно, что пафос нанесённого на плакат высказывания относится вовсе не к вооружённым силам, а к политическому руководству, принимающему неправильные, на взгляд моего подзащитного, решения. Не будем здесь сейчас развивать эту тему, но важно понимать, что, исходя из смысла спорной формулировки, мой подзащитный относится к нашим солдатам с сочувствием, выражая беспокойство по поводу их гибели. По какой чудовищной обратной логике здесь усматривается их дискредитация?!
Позавчера, уважаемый суд, я принимал участие в процессе, в котором для установления факта дискредитации, для анализа содержания спорных формулировок было назначено лингвистическое исследование. В том деле, на мой взгляд, оно практически ничего не доказало, но во всяком случае к участию в деле был привлечён специалист-филолог. В настоящем деле даже не было предпринято такой попытки! Однако ни я, ни вы, ваша честь, прошу прощения, не обладаем такими компетенциями, чтобы толковать смысловое наполнение фраз на плакате и делать, исходя из этого выводы о направленности действий моего подзащитного..."

Вежливо выслушав эти (и другие) мои доводы, её честь Насибуллина оштрафовала обоих активистов.
Комментарии к этому факту я оставляю вам.
1/2
29 апреля судья Ленинского районного суда Марина Насибуллина рассмотрела два административных дела по статье 20.3.3 КоАП РФ "Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил РФ". Климу Трушникову назначено 30 000 рублей штрафа, Никите Катаеву - 35 000.

Защищать подряд, одного за другим, перед одной судьёй двух активистов, привлекаемых по одной и той же статье за действия, совершённые при аналогичных обстоятельствах - совершенно особый юридический опыт.

Во-первых, поневоле начинаешь чувствовать себя несколько странно, будучи вынужденным в течение двух часов дважды заявлять одни и те же ходатайства. Эта лёгкая нелепость достигает пика на втором по времени заседании, потому что судьба этих ходатайств уже известна по предыдущему, только что прошедшему, процессу. И ясно, что они будут отклонены, потому что оба дела рассматривает одна и та же судья, и она сорок минут назад уже отказала в удовлетворении ровно таких же. Но озвучивать их и настаивать на их удовлетворении всё равно необходимо - чтобы во втором деле, как и в первом, в равной степени соблюсти линию защиты обоих привлекаемых.

Во-вторых, есть опасность превратиться в попугая при изложении правовой позиции, ибо, как я уже написал, речь идёт о практически одинаковых ситуациях: пикет, плакат, задержание, протокол. И, значит, задача заключается в том, чтобы оттолкнуться от того, что в этих ситуациях всё-таки различно.
И это - содержание надписей на плакатах.
Ниже - посвящённые их формулировкам фрагменты моих речей на обоих заседаниях:

Дело Клима Трушникова (плакат «Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит”):
"...Мне знакома недавно возникшая - ибо эта статья Кодекса об административных правонарушениях существует совсем недавно - но уже довольно обширная практика применения статьи 20.3.3. Криминализуются определённые термины и даже сочетания символов, в которых по какой-то дикой логике усматривается дискредитация российской армии. Однако, ваша честь, в данном конкретном случае речь идёт о формулировке, уж совершенно далёкой от наших вооружённых сил.
Каким образом она могла нанести ущерб их авторитету, дискредитировать их? Какие доказательства этому имеются в деле? Чем сотрудники полиции, составлявшие материал, доказывают вину моего подзащитного? Ну я не знаю, опросили бы, что ли, какого-нибудь прохожего, у которого, после того, как он увидел надпись на плакате, рухнула в голове картина мира, относящаяся к нашей армии!
Ну хорошо, статья Кодекса говорит не о действиях, дискредитировавших Вооружённые силы, а о действиях, лишь направленных на дискредитацию. Ну и из чего вытекает такая направленность в данном случае, если иметь в виду формулировку на плакате? Весьма странная попытка обрушить авторитет российской армии высказыванием "Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит"! Мне кажется, что если бы у моего подзащитного и впрямь было намерение на дискредитацию, то надо было бы написать на плакате что-то именно про вооружённые силы, и при этом явно негативное в их отношении.
А при такой формулировке, какая была нанесена на плакат в данном случае - даже если вдруг предположить умысел на дискредитацию - такое действие является, выражаясь юридическим языком, попыткой с негодными средствами.
Если некто хочет изготовить, скажем, холодное оружие, но в итоге делает какой-нибудь несуразный нож, не соответствующий параметрам холодного оружия - он не подлежит ответственности просто потому, что его умысел не удался. Если, как утверждает полиция, мой подзащитный хотел дискредитировать российские вооружённые силы, но использовал для этого явно не подходящую формулировку - он точно по такой же логике невиновен..."

Найдено 7 постов